Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Интерес к ветхозаветным сюжетам

Интерес к ветхозаветным сюжетамОсобый интерес к ветхозаветным сюжетам проявляется в новгородской литературе. В Новгороде в 1042 году написан Апокалипсис с толкованием Андрея Кессарийского. В 1047 году поп Упырь Лихим, не без совета, по-видимому, епископа Луки, переписывает для князя Владимира Ярославича книгу 16 пророков толковых (Евсеев).

В самом поучении Луки, в употреблении десятословия, усматривается близость проповедника Закону Моисееву (Малышевский). В то время как Киев неустанно полемизирует с представителями иудейской веры (выбор веры Владимиром, появление Слова о Законе и Благодати митрополита Илариона, прения игумена Печерского монастыря Феодосия «о жидове»), киевские иерархи продолжают спор, начатый Кириллом Философом с «иудеями — жидовинами». В Новгороде у кормила церковной власти поставлен епископом владыка, которого летописи недвусмысленно именуют «Жидятой».

Представляет интерес статья в Киево-Печерском патерике о затворнике Никите, будущем епископе Новгорода: будто бы, «не можаше никто же стязатися с ним книгами Ветхаго закона», он знал наизусть Бытие и Исход, Левит и Числа, Судии и Царства «и прочая вся книги добре сведяше», тогда как Евангелие и другие святые книги Никита не признавал. Все эти книги, следовательно, имелись в Печерском монастыре. Никита подвергнулся «исправлению», но своим взглядам не изменил.

Об этом свидетельствует роспись Софийского собора второго этапа, 1109-1112 годов, выполненная после кончины Никиты (1108), но, как отмечает летописец, «стяжанием святого владыки». В восстановленной ныне системе росписи Софийского собора отдано предпочтение библейским сюжетам. Ветхозаветный период истории церкви в Новгороде уже в XI веке рассматривался не антагоничным христианству, но как необходимая ступень к нему.

Появление в барабане Софии Новгородской ветхозаветных пророков, и в частности Соломона со строками «Премудрость созда себе храм», — явление далеко не случайное. Библейские сюжеты можно встретить в XII веке и в других росписях Новгорода. Обычными становятся изображения пророков (не апостолов) в барабане новгородских храмов.

В Николо-Дворищенском соборе уцелела композиция Жена Иова. Та же картина наблюдается в городах Северо-Запада Руси, тяготеющих к Новгороду: в Полоцком Спасо-Евфросиниевском соборе (фреска Покаяние Давидово) и в церкви Петра и Павла в Смоленске (Руно Гедеоново). Это течение в Русской церкви в дальнейшем будет проявляться вплоть до XVI века, иногда принимая крайние формы, подобно распространившимся в XIV — первой половине XVI века «ересям».

Но то общее направление, которое стало характерным для Новгорода изначала и продолжалось впоследствии, — внимание к Ветхому Завету — далеко не всегда принимало характер антихристианства. В иудействе существовало два направления: одно — талмудистов, проповедовавших чистый иудаизм и отрицавших христианство (что и именовали в Древней Руси «жидовством»), — и караимов, библистов, считавших Ветхий и Новый Заветы равно обязательными (Панов). Автор отмечает, что в Крыму были библисты, но именно оттуда, по преимуществу, и приглашали па Русь первое духовенство (Иоаким Корсунянин, Анастас Корсунянин; вероятно, и епископ Лука).

А. Г. Кузьмин предложил именовать это церковное течение «библизмом». Этих взглядов, видимо, и придерживался новгородский епископ Лука; возможно, неодобрительное отношение к его деятельности киевлян и стало причиной заключения его после смерти Владимира Ярославича. В росписи главного алтаря Софийского собора Новгорода, выполненной в начале XII века вместе с росписью главного храма, можно отметить существенные особенности.

Согласно реконструкции системы росписи на основании письменных источников, на алтарных столпах в верхнем поясе были представлены фигуры архангелов, олицетворяющих Ветхий и Новый Заветы, — Закон и Благодать. Ниже могли быть представлены Константин и Елена (подобно Успенскому собору во Владимире; искусство Владимиро-Суздальской Руси многим обязано Новгороду).

Мог быть и второй пояс святителей, как в Нередице. В нижнем ряду, в центре пояса Служба Св. отцов, находилось изображение Единородного Сына, Еммануила «в силах».

Слово о Единородном Сыне Юстиниана вошло в цикл софийных песнопений. Стих представляет собою как бы сокращенный вариант Символа веры. Реконструкция росписи Новгородской Софии приводит к выводу: система росписи храма была подчинена Символу веры, частью его и является Единородный Сын и роспись всего алтаря.

С содержанием росписи тесно связана икона Единородный Сын. Образ сохранился в списках XVI-XVII веков, но для ее иконографии послужил эскиз части алтарной росписи Софии начала XII века. Рассмотрим содержание иконы.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи