Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Распространение темы апокалипсиса

Распространение темы апокалипсисаАпокалипсис получает особенное распространение в стенописи 1650-х годов, сюжет присутствует едва ли не в каждой росписи середины столетия. Драматизм книги с видением Иоанна Богослова всплывает в трудные для народа годы. Старообрядцы объявили Никона предтечей Антихриста, стены посадских храмов заполняют ужасы «конца света».

Но, начиная с ансамбля стенописи Софийского собора Новгорода, тема Апокалипсиса нередко сопровождает софийную тематику. В 1042 году попом Упырем Лихим было написано толкование на Апокалипсис Андрея Кессарийского. Апокалипсис нередко объединяется с темой Страшного Суда, как в иконе Московского Успенского собора (около 1500), выдающегося произведения искусства.

Это — целая эпопея. Оптимизм, вера в мудрое устроение мира торжествует: сцены казней нередко завершаются композицией Небесного града Иерусалима.

Сопутствует издавна софийной теме и картина Лествицы: черти сбрасывают греховных монахов в ад, тогда как добродетельным инокам Господь помогает подняться к Богу. Противоречивость исторической ситуации заключалась в том, что «третье сословие» уже обладало значительной материальной силой, государство именно ему было обязано общим экономическим подъемом.

Это проявилось в небывалом расцвете зодчества и искусства. На средства горожан и купечества строятся храмы, каких не строят и в стольном городе.

Возведенные на подцерковье, поднятые на высоких сводах, трех — и пятикупольные, окруженные приделами и крытыми папертями, с каменными оградами и жилыми постройками, храмы выглядят весьма внушительно, под стать боярским усадьбам, образуя как бы город внутри города. Иноземцы отмечают красоту и богатство Ярославля. Не уступают ему Кострома, Сольвычегодск, Романов-Борисоглебск, Вологда, Великий Устюг.

Каменные храмы обычно украшаются стенным письмом, создаются артели иконописцев. Иконники, как и каменщики, работают не только в своих городах, их вызывают и в другие города, в том числе в Москву.

В росписях храмов посада значительное внимание уделено положительной программе содержания стенописи, подобно тому, как в церкви Николы Надеина Николай Чудотворец наделен всеми качествами добродетельного купца: помогает бедным и попавшим в беду людям. В крупные города, в том числе Ярославль, еще при Грозном было сослано немало зажиточных семей из Новгорода.

В память о своем происхождении (генеалогия новгородцев была почетна) ктиторы храмов посвящали придельные храмы новгородским святым. Храм Николы Надеина расписан ярославскими, костромскими и нижегородскими мастерами в 1640-1642 годах.

Тематика росписи в высшей степени примечательна последовательным выражением покровительства новому классу всенародно почитаемого Николая Чудотворца — незнатного рода великого святого. Характерна такая параллель: одновременно в Московском Кремле в 1640-1643 годах производилась роспись Успенского собора. Иконописцам поручено было полностью скопировать роспись 1513-1515 годов.

Роспись московских придворных храмов шла в основном по пути возобновления предшествующей программы, а затем все более откровенно отражала вкусы, господствующие при дворе. Распространение получают сюжеты, подобно иконе Светоносный источник. Вокруг средника, в клеймах — чудеса, происходившие в византийском императорском доме.

Сама София становится покровительницей царского дома, как мы знаем из толкования Игнатия Римского-Корсакова. Стиль живописи показывает стремление передать роскошь владельца иконы, как в иконе Софии и Спаса Еммануила.

Совсем другие идеалы волнуют иконописцев городского посада, они проявляют интерес к злободневным жизненным проблемам. Тема критики стяжательства монастырей, крупнейших землевладельцев, освобожденных от тягла, получила свое выражение в цикле афонской легенды об отроке, нашедшем злато и утопленном монахами. В Николо-Надеинской церкви сюжету предоставлено 19 композиций.

Тема присутствовала в Архангельском соборе Московского Кремля, отражая позицию Ивана Грозного по отношению к монастырскому землевладению. Ее мы видим и в росписи собора Калязина монастыря, ярославской церкви Архангела Михаила. Полон драматизма образ пастушка Василия, сообщившего игумену о находке клада с золотом и утопленного монахами — образ поистине врубелевский.

Это направление, тяга к реализму, отчетливо выступает в искусстве костромичей — Василия Ильина, создателя циклов Апокалипсиса в церкви Троицы в Никитниках (в приделе Иоанна Богослова), и в других росписях середины XVII века. Во фреске Кирилло-Белозерского монастыря Антихрист ставит печать боярам; в паперти церкви Воскресения на Дебре печать ставится за принятие троеперстия толпам людей.

В другом случае они помещают архиерея в ад (паперть Троицкого собора Ипатьевского монастыря), а в Лествице черти сбрасывают в ад корыстолюбивых монахов (паперть собора Калязина монастыря). В церкви Иоанна Предтечи в Толчкове показаны картины искушений иноков бесами.

Костромич Гурий Никитин, последователь Василия Ильина, талантливейший в плеяде иконописцев столетия, исполняет вместе с Силой Савиным и товарищами цикл Апокалипсиса в Троицком соборе Данилова монастыря Переславля-Залесского — единственный в своем роде. Насыщенные драматизмом сцены видения Иоанна Богослова, любимого ученика Христа, занимают стены обширного храма.

Иконописцы этого направления предпочитают изображать сюжеты из русской истории и русских святых, как в соборе Спасо-Евфимиева монастыря в Суздале, а также славянских святых Сербии и Болгарии. Отчетливо выступает тема общественно полезной деятельности нового класса предпринимателей. Нельзя назвать случайностью, что именно в храме Николы Надеина впервые появляется в стенописи, на западном своде, композиция Премудрость созда себе храм.

Редакцию ныне называют «ярославской», она получила весьма широкое распространение в храмах Поволжья, известна она и в иконописи.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи