Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Своеобразие иконографии рязанских икон

Своеобразие иконографии рязанских иконСвоеобразие иконографии рязанских икон говорит о творческом подходе художников к решению сюжета. В собраниях музеев иконы с изображением архангелов, Собора Архангелов, Чуда в Хонех — не редкость. Создавались иконы Собор Богоматери, Собор апостолов, Собор Иоанна Предтечи, Собор российских святых и др. Тема соборности отвечала духу Русского православия. Не без влияния, по-видимому, русской иконописи сюжет Собор Архангелов получает распространение и в Болгарии.

В XVII веке в Рязани была создана икона Софии новгородского перевода. Москва последовательно утверждает себя как стольный град будущего Московского государства.

Летопись впервые упоминает Москву в 1147 году, это был небольшой городок, обнесенный стенами Юрием Долгоруким. В первой половине XIII века Москва ставит собственных князей.

Но только через столетие, при Иване Даниловиче Калите и митрополите Петре, обустраивается Кремль, митрополия переносится из Владимира в Москву. Кафедральным собором становится Московский Успенский собор (1326-1327), одновременно строятся Домовая церковь князя — Благовещенский собор и усыпальница московских князей — Архангельский собор (1333), княжеская церковь Спаса на Бору. В 1365 году митрополит Алексей создает митрополичий Чудов монастырь с церковью Чуда архангела Михаила.

В Москве тема Софии также привлекает к себе внимание, образ Софии присутствует не только в Киевской Псалтири. Есть сведения, что митрополитом Петром (1305-1326) была написана икона Софии Премудрости Божией. Об этом мы читаем у А. Денисова, настоятеля Выговской раскольничьей пустыни, автора Ответов олонецких пустынножителей.

Рукопись составлена для доказательства истинности двоеперстия, и с этой целью старообрядцы предприняли собственные изыскания на предмет доказательства двуперстия в древних иконах и степном письме. Работа представляет несомненный интерес для историка искусства, поскольку в ней сообщается ряд ценных сведений (например, об иконах Алимпия Печерского и др.). Известно, что митрополит Петр сам был «извыче иконному писанию».

Для этого храма им была написана икона Богоматери с младенцем Христом, именуемая Петровской. Композиция представляет собою сокращенный вариант Умиления, сохранился ряд копий с нее. Три списка Богоматери Петровской XV в. вложены в Троице-Сергиеву лавру. Один из них — вклад по княгине Ириимковой-Ростовской «поражает выразительностью задумчивого лица».

Сведений об иконе Софии митрополита Петра, кроме упоминания А. Денисова, не сохранилось. Петр был взят на митрополичий стол из Волыни, тогда тесно связанной с Болгарией. Куликовская битва укрепила позиции Руси, слава ее разнеслась далеко.

Избавление Москвы в 1395 году от нашествия Темир-Аксака (Тохтамыша, Тимура) приписывалось Богоматери (Чудо от иконы Богоматерь Владимирская, которая послала против завоевателей архангела со всем его воинством и заставила их повернуть обратно). В 1399 году Феофан Грек с учениками расписал собор фресками, но храмовую икону архангела поручено написать тогда же русским иконописцам — Андрею Рублеву и Даниилу Черному. Икона была перенесена в собор после его новой постройки Алевизом Новым в 1505-1508 годах, где ныне и находится.

Фигура архангела занимает средник, окруженный восемнадцатью клеймами с деяниями. В первом клейме — Троица, родственная знаменитой Троице Рублева. Во втором клейме — Собор архангелов.

Архангелы Михаил и Гавриил держат небольшой медальон с изображением поясного Христа-Еммануила, их окружают двенадцать архангелов. Одно из клейм показывает сцену избиения ангелом 185-тысячного войска ассирийского, как аллегория спасения от Темир-Аксака.

В первоначальном виде у ног могучей фигуры архангела лежал поверженный дьявол, символизирующий врага, темные силы. Образ был популярен в искусстве Болгарии, постоянно испытывающей натиск иноплеменников. Одно из ранних изображений этой иконографии — в стенописи 1236 года церкви Петра и Павла в Тырнове.

На иконе Архангельского собора впоследствии фигура дьявола, как символ, ставший в иные исторические времена ненужным и чуждый духу великокняжеской усыпальницы, была удалена с заменой левкаса. Но его еще видел Симон Ушаков и перенес его в икону Архангел Михаил, попирающий дьявола. Икона написана в честь воцарения Федора Алексеевича.

Архангел Михаил и окружающие его клейма вводят икону в круг софийной тематики, показывая знакомство иконописцев с византийской интерпретацией Премудрости. Вместе с тем, не утратив символики, образ приобрел дух Русского православия с его уверенностью в божественном покровительстве. Есть сведения, что у настоятеля церкви старообрядческого Преображенского кладбища в Москве была икона Софии Премудрости Божией, по преданию, письма Андрея Рублева.

Нельзя ручаться за достоверность сведений (она весьма сомнительна). Даже если и была икона Софии, была ли именно эта икона письма Рублева или копия с нее? — на копию нередко переносили авторство подлинника. Икона Софии могла быть написана Рублевым, в этом нет ничего невероятного.

Но как художник представил ее — об этом можно только гадать. Ему была знакома икона Софии митрополита Петра, написанная для Московского Успенского собора. Следует иметь в виду, что Андрей Рублев бывал на Балканах и в Византии (Брюсова 1995).

Ему были знакомы сюжеты на тему «Премудрость созда себе храм» в искусстве Сербии и Болгарии, в разных вариантах. Бывал Рублев и в Новгороде (см.: Алпатов), видел новгородские иконы Софии.

Но можно с уверенностью сказать, что московские иконописцы едва ли могли тогда взять за образец Софию новгородского извода: отношения между Москвой и Новгородом были натянутыми, а образ Софии, кроме религиозной, всегда имел и социально-историческую нагрузку. Нет оснований относить к эпохе Рублева Софию Премудрость Божию новгородского извода из Благовещенского собора Кремля (Катал.

№ 1), ей присущ рационализм, несвойственный Рублеву и его школе.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи