Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Алтарь Успенского собора

Алтарь Успенского собораАлтарь Успенского собора был одновременно и местом хранения важнейших государственных документов. В описях XVII века упоминается ящик, в котором за печатью патриарха Филарета хранилась «избранная государева грамота, за руками Московского государства всяких чинов людей, как избрали государя царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси на царствующий град Москву». В библиотеке, располагавшейся в юго-восточной части алтаря рядом с ризницей, в древности содержались ярлыки татарских ханов, выданные высшему духовенству, которые освобождали его от всех видов дани.

С 1598 года здесь же находилась избранная грамота Бориса Годунова, написанная от имени Земской думы и подписанная Борисом и его сыном Федором. Позже в алтаре хранилось также «собственноручное начертание» Екатерины II о новом учреждении губерний, акты об императорском престолонаследии и другие государственные бумаги. Обряды бракосочетания совершались, как правило, в домовой великокняжеской церкви Благовещения, те же из них, которым придавалось государственное значение, происходили в Успенском соборе.

Так, в 1391 году митрополит Киприан обвенчал здесь великого князя Василия Дмитриевича с литовской княжной Софьей Витовтовной, в 1473 году, как уже упоминалось, состоялось торжественное бракосочетание Ивана III и Софии Палеолог, в 1505 году Василий III обвенчался с Соломонией Сабуровой, а в 1526 году — вторично — с Еленой Глинской, матерью Ивана Грозного. Не случайно, по-видимому, 8 мая 1606 года, в период смуты и польско-литовской интервенции, в этом же соборе Лжедмитрий был обвенчан с Мариной Мнишек.

Поэтому не удивительно, что Успенский собор, который играл такую исключительно важную роль в жизни Русского государства, украшался на протяжении веков с особым тщанием и великолепием. Два года спустя после окончания строительства собор начали украшать живописью. Такая задержка определялась несколькими разнородными обстоятельствами.

Прежде всего, перед выполнением живописных работ стены должны были основательно просохнуть. Другой важной причиной являлась, по-видимому, неустойчивая политическая ситуация, сложившаяся в эти годы. Во-первых, централизаторской политике Ивана III пытались воспрепятствовать удельные князья, во-вторых, в Новгороде зрел боярский заговор, в-третьих, на Москву готовился объединенный поход хана Ахмеда и литовского князя Казимира IV, который завершился томительным и долгим «стоянием на Угре», притоке Оки, где два войска — русское и татарское, расположившиеся по берегам реки, — никак не могли решиться на открытое выступление.

Чтобы побудить великого князя, склонявшегося на уговоры «злых человек сребролюбцев богатых и брюхатых, предателей христьаньскых, а коровников Бесерменских, иже советуют государю на зло христьяньское, глаголюще: Поиде прочь, не можеши с ними стати на бои», его духовник, ростовский архиепископ Вассиан Рыло, направил по примеру Сергия Радонежского пламенное «Послание владычне на Угру к великому князю». В нем он призывал к решительности и самопожертвованию во имя окончательного освобождения родной земли от татарского ига. Бегство хана с Угры в ночь с 11 на 12 ноября 1480 года и последовавший за тем отказ Ивана III платить дань Орде ознаменовали собой кульминацию освободительной борьбы русского народа.

Возвращение русских войск с Угры было торжественно отпраздновано, а Вассиан Рыло внес по этому случаю сто рублей для того, чтобы «писати деисус в новую церковь святую Богородицу». Работать над этой росписью пригласили наиболее искусных живописцев — иконника Дионисия, попа Тимофея, Ярца и Коню, «иже и написаша чюдно вельми, и с праздники, и пророкы».

По всей вероятности, тогда были написаны не только иконы для центрального иконостаса, но и деисусные композиции на каменных алтарных преградах в приделах, о которых упоминается в соборной Описи начала XVII века. К сожалению, ни иконостас, ни алтарные «деисусы» в приделах не сохранились.

Однако к тому же времени и художественному кругу относится ряд композиций в нижнем ярусе стен алтарных помещений собора, которые, вероятно, были выполнены в тот же летний сезон 1481 года. Сюжетный состав этих сохранившихся росписей говорит об исключительно важном значении, которое придавалось им в системе декорировки храма. Идейное их содержание неоднозначно, но главными были две темы.

Одна патриотическая, находившая в средневековом искусстве отражение в прославлении «заступников» русской земли и православной веры — Богоматери, мучеников, подвижников и московских чудотворцев; и другая — связанная с историей самого Успенского собора. Обе эти темы тесно переплетаются между собой.

Идея прославления стойкости в борьбе с иноверцами за чистоту православия, воспринимавшейся в средневековой Руси как патриотический подвиг во имя защиты отечества, находит отражение в многофигурных композициях, помещенных на стенах Петропавловского придела и жертвенника. Это «Семь спящих юношей эфесских», «Три отрока в пещи огненной» и «Сорок севастийских мучеников».

Вместе с тем эти композиции несут и дополнительную смысловую нагрузку, связанную с памятными датами в истории собора и с культом первого московского святителя митрополита Петра. Не случайно и размещение этих композиций в непосредственной близости от его гробницы, находившейся первоначально у северной стены жертвенника.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи