Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Евфимиевский перевод иконы с огнезрачной Девой

Евфимиевский перевод иконы с огнезрачной ДевойЕвфимиевский перевод иконы с огнезрачной Девой получает широкое распространение в XVI-XVII веках. В некоторых случаях мы сталкиваемся с отдельными вариациями. В новгородской иконописи создаются произведения, в которых Софии предстоят новгородские святые.

Одна из икон — в собрании Третьяковской галереи, конца XVI века. К ногам Софии припали новгородские святители Никита и Иоанн.

На полях — четыре святителя, по два с каждой стороны; по предположению В. И. Антоновой — Петр, Алексей, Иона и Филипп. В Новгородском музее София представлена в сонме новгородских святителей, с Богоматерью и ангелами.

Образ Софии внедряется и в прикладное искусство. Его можно видеть на произведениях, хранящихся в Новгородском музее. На посохе митрополита Геронтия, в сочетании резьбы по кости с серебром, это подлинное чудо искусства — София помещена в перекрестье рукояти, по сторонам архангелы Михаил и Гавриил, апостолы Петр и Павел, множество святых, фольклорно-тератологические мотивы и плетенка.

София украшает панагию архиепископа Пимена. Премудрость представлена в центре, над нею — Троица и вокруг — апостолы Петр и Павел, Василий Великий, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Николай Чудотворец, епископ Никита, архиепископ Иоанн, митрополит Иона и Варлаам Хутынский.

На обороте — уготованный престол и символы евангелистов. Софию можно видеть на переплете Синодиков Софийского собора XVI века.

Один из них хранится в Музее, другой — в собрании Софийской библиотеки, София помещена в углублении верхней крышки. Слагаются новые варианты песнопений.

В тропаре используются притчи Соломона. Текст Похвалы списан с иконы Софийского собора. Толкование Софии Максим Грек включает в свои сочинения, но это не означает, что он является его автором.

Митрополит Макарий, будучи поставлен на Московский митрополичий стол, принял решение использовать новгородскую иконографию расширительно, для общерусских целей. Деятельность Макария, отличавшегося миролюбием и добротолюбием, была направлена на то, чтобы вернуть новгородской кафедре былой авторитет, но уже как неотъемлемой части Московского государства.

Макарий взял на себя также ответственность за воспитание юного царя, детские годы которого прошли в неблагоприятной обстановке, среди «злодеев-бояр». Известный своей книжностью, составитель обширного свода Четий-Миней, к тому же сам иконописец, Макарий предпринимал крупные строительные и художественные мероприятия, живо участвовал во всех подобных свершениях своего времени.

Воцарение Ивана Грозного ставило новые задачи, актуальными стали тема богопомазания царей, уже прозвучавшая в изначальной росписи Софийского собора Новгорода как «помазание Давида на царство», и тема храмоздательства (Посвящение храма Соломона). В полный голос зазвучала тема Софии Премудрости Божией. Крупные работы в Московском Кремле были предприняты после пожара 1547 года.

Царь с семейством спасался в подмосковном селе Воробьеве, Макарий в пожаре едва не погиб. Здания Кремля обгорели снаружи и внутри.

Сгорела царская казна, в Благовещенском соборе выгорел иконостас Рублева письма. Работы начаты с митрополичьего Успенского собора: позолочен купол, установлен мономаший трон («царское место»), возобновлена наружная роспись 1515 года.

Содержание ее глубоко и обстоятельно продумано. Над входом с площади, с южной стороны — изображение покровительницы Московского государства Богоматери Владимирской, между колонками — русские святые.

Над алтарями в центре композиции — Новозаветная Троица, по видению пророка Даниила. Здесь без труда прочитывается идея «Москва — Третий Рим». Слева от Новозаветной Троицы — Похвала Богородицы, снова как покровительницы Москвы; справа — София новгородского перевода, как знак воссоединения Новгорода и Московского государства. Стенописи храмов Московского Кремля середины XVI века отражают напряженный пульс исторических и политических событий того времени.

Роспись Архангельского собора повторяет в основном содержание первой росписи. Эта роспись представляет немалый интерес тем, что имеет ряд черт, восходящих напрямую к стенописи Софийского собора Новгорода. В росписи Архангельского собора Московского Кремля, в алтаре, как и в Софийском соборе Новгорода частичной росписи начала XVI в., помещена София новгородского перевода.

Работы исполнены при митрополите Афанасии (1564-1568; Самойлова), но, несомненно, по рекомендации еще митрополита Макария (ум. 31 декабря 1963 г.). Существенно, что в конхе алтаря расположена только собственно София в виде деисуса, тогда как остальные компоненты композиции — полуфигура Спаса, свиток неба с ангелами, уготованный престол — принимают на себя обычные для вимы алтаря элементы росписи. Это полностью подтверждает наблюдение о формировании иконографии Софии новгородского перевода в связи с росписью алтаря.

Но не только София заняла свое место в системе росписи Архангельского собора. Два памятника объединяет содержание росписи главного помещения храмов, подчиненное теме Символа веры, противопоставлению Закона и Благодати, присутствие в дьяконнике апокалиптических сюжетов. Однако есть и существенное различие: в усыпальнице московских князей первый ярус росписи занимает изображение погребенных в храме лиц. Традиция помещать изображения ктиторов храмов идет издалека.

Известна фреска Киево-Софийского собора с изображением семейства Ярослава Мудрого. Фресковые изображения ктиторов и членов их семьи имели место и в других храмах: в церкви Архангела Михаила города Смоленска (конец XII века), в церкви Бориса и Глеба в Кидекше (Воронин). Эта традиция известна Новгороду древнейшего периода: здесь, согласно опубликованному Азбелевым тексту синодика, в церкви Вознесения на Прусской улице, построенной и расписанной в XII веке, имелись изображения лиц, принимавших участие в строительстве и украшении храма.

Нам знакома и волотовская фреска с изображением архиепископов Моисея и Алексея. Изображения в нимбах хотя и посмертные, но не канонизированные. Не было ли нечто аналогичное в Новгородской Софии?

В северном притворе в нише над погребением уцелела нижняя часть фигуры в женском одеянии. В раскопках папертей найдены фрагменты фресок XV века с изображением князей (хранятся в Новгородском музее).

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи