Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Главное место в живописи башен

Главное место в живописи башенГлавное место в живописи башен занимают многофигурные композиции: «Прием византийским императором» в северо-западной и «Ипподром» в юго-западной башнях. По размерам, числу изображенных на них персонажей, по значимости персонажей (император), месту действия (Константинополь) и событиям они, несомненно, занимают первое место среди прочих фресок. Предыдущие исследователи справедливо относили обе эти композиции к определяющим и объясняющим живопись башен.

Судя по фреске «Ипподром», они полагали, что вся живопись в обеих башнях сводится к цирковым представлениям в присутствии императора. Так думал Н. П. Кондаков и его последователи. Многие сцены в башнях действительно относятся к ипподрому.

Это «Борьба ряженых», «Музыкант со смычковым инструментом», «Скоморохи», «Акробаты», «Коляды». Однако вопрос, почему сценам представлений на константинопольском ипподроме уделено столь много места в киевском Софийском соборе, оставался открытым.

Особое место в росписях башен занимают фрески охотничьего жанра. В северо-западной башне это «Охота на медведя», «Охота на оленя», «Стрелки-лучники», а также ловчие птицы — соколы в медальонах.

В юго-западной башне охотничьих сцен еще больше: «Охота на кабана», «Охота с гепардом», «Лев и львица с добычей», «Охота на белку», «Львица нападает на всадника», «Охота на дикого коня», «Сокол когтит зайца» и в медальонах — соколы. Часть из перечисленных охотничьих сюжетов, несомненно, была написана под влиянием местной фауны Киевщины.

В первую очередь это относится к фрескам «Охота на белку» и «Охота на дикого коня», сюжеты, не имеющие параллелей в византийском дворцовом искусстве. В обеих башнях на сводах кроме упомянутых сюжетов изображены медальоны с геральдическими, фантастическими животными — грифонами с птичьими или львиными (?) головами и крыльями.

Они, вероятно, играли роль, оберегавших от злых сил. Таким образом, можно заключить, что в фресках башен собора в обычную дворцовую роспись, которая находит себе во многих случаях близкие аналогии в византийском искусстве, вкраплены сцены, имеющие не просто условно-абстрактный или развлекательный характер, а и повествующие зрителю о каких-то более весомых исторических событиях. К ним относится сцена «Прием византийским императором». Причем сразу же возникает вопрос: кого принимает император, кто эта дама в стемме, стоящая перед ним? Очевидно, что от ответа на этот вопрос во многом зависит и понимание живописи башен в целом.

Как и в живописи центральной части собора, развитие действия на фресках башен во времени слева направо. Убедительное подтверждение этому — композиция «Ипподром», где стама — старт — изображена ниже по лестнице, а финиш — выше у дворца. В фресковых сюжетах можно наблюдать, что все всадники (кроме «Охоты на медведя») мчатся, как и колесницы ипподрома, слева направо.

То же и в «Охоте на оленя»: он скачет слева направо. На основании сделанных наблюдений можно придти к общему выводу о том, что действие на фресках изображается в развитии слева — направо и снизу — вверх по ходу лестниц.

Более ранние по времени сюжеты (как мы убедимся, они есть среди фресок), следовательно, должны были размещаться в левой, северо-западной башне.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи