Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Икона «Богоматерь Владимирская»

Икона «Богоматерь Владимирская»Икона «Богоматерь Владимирская», по-видимому, окончательно обосновалась в Москве только в 1480 году, но уже в начале XV века с нее русским мастером была написана копия, известная под именем «Владимирской запасной», которая хранилась в жертвеннике Успенского собора. Тогда же по инициативе митрополита Фотия были сделаны два драгоценных золотых оклада для оригинала и копии этой знаменитой иконы: сканый и басменный. Фотий, грек по происхождению, вероятно, подобно Феогносту, привез с собой в Москву много мастеров разных специальностей, в том числе и ювелиров. Застав после смерти своего предшественника Киприана и татарских набегов митрополичий дом и казну в глубоком запустении, Фотий деятельно начал ее пополнять, а также украшать храмы, особенно Успенский собор, роскошными предметами облачения и утвари.

При нем в Москве был создан целый ряд произведений ювелирного искусства и шитья, в которых отразились изысканный вкус и тонкое мастерство греческих и русских художников. Замечательный образец их творчества — сканый золотой оклад на икону «Богоматерь Владимирская», выполненный, вероятно, в Москве приезжими мастерами-греками. На его полях в клеймах-киотцах вычеканены двенадцать «праздников».

И хотя чеканка невысоких рельефов отличается некоторой графичностью, их композиции полны экспрессии, а фигуры — выразительности. Поражает виртуозностью своего исполнения сканый орнамент оклада, в нижней части которого в круглом клейме воспроизведена монограмма Фотия. Узор из напаянных на ребро тонких полосок золота составляет сложные и вместе с тем геометрически четкие фигуры в виде кругов, квадратов, кринов, или лилий, плетенок, четырехконечных крестов, объединенных в единую композицию спиралевидными завитками.

Золотой оклад, изготовленный в Москве приблизительно в то же время для «Владимирской запасной» иконы, имеет басменный, то есть тисненный по металлу, орнамент характерного для русского ювелирного искусства начала XV века рисунка. На верхнем его поле изображен чеканный «Деисус» (XIII в.), который, по мнению большинства специалистов, сохранился от древнего оклада.

Венец украшен драгоценными камнями, оправленными гладким золотом, подчеркивающим естественную форму неграненого камня. В это время были украшены и другие иконы Успенского собора, в том числе «Дмитрий Солун-ский» и «Спас на престоле» (с припадающим митрополитом Киприаном) (XII в.; живопись 1700 г.), сканые венцы для которых изготовляли русские и греческие мастера. Митрополит Фотий сделал еще один замечательный вклад в Успенский собор — Евангелие, иллюстрированное миниатюрами, заставками, буквицами и окованное золотым окладом.

Это Евангелие, которое позже, в 60-х годах XVII века, было отреставрировано за счет семьи боярина Б. И. Морозова, получило название «Морозовское». Оклад его заполнен чеканными изображениями апостолов, евангелистов, святителей и ангелов, окружающих центральное клеймо — «Воскресение» («Сошествие во ад»), заключенное в квадрифолий, углы которого занимают символы евангелистов.

Композиционная направленность всех фигур к центру акцентирует внимание на главном изображении — «Воскресении» — кульминационном эпизоде евангельской легенды. Фигуры прочеканены в плоском рельефе, лики же, которые трактованы индивидуально, — в более высоком.

Они полны напряжения и экспрессии, свойственных русскому искусству конца XIV — начала XV столетия. Между чеканными изображениями помещены выпуклые пластинки со сканым орнаментом из двойной, сплющенной в тонкую ленту, золотой нити, который повторяет некоторые мотивы оклада иконы «Богоматерь Владимирская», но скань здесь мягче, живописнее. Крупные изумруды, аметисты, сапфиры, обрамленные трубчатыми кастами, служат не только дополнительным украшением оклада, но и запонами, скрепляющими пластины металла.

Это великолепное произведение было исполнено, несомненно, русскими мастерами, прошедшими выучку у греческих ювелиров. Даже немногие сохранившиеся памятники живописи и прикладного искусства дают возможность судить о том, что убранство Успенского собора еще до его перестройки в 1472 году отличалось великолепием и высоким художественным уровнем.

Второй этап в оформлении интерьера Успенского собора приходится на время после возведения нового храма Аристотелем Фиораванти, когда в 1481 году Вассиан заказал Дионисию, попу Тимофею, Ярцу и Коне «писати деисус в новую церковь святую Богородицу; иже и написаша чюдно вельми, и с праздники, и с пророки». Древние Описи Успенского собора позволяют нам составить представление об убранстве храма. Алтарная часть была отделена высоким иконостасом, включавшим двадцать одну икону деисусного чина с фигурами в рост, двадцать пять праздничных и пятнадцать пророческих икон в басменных серебряных окладах.

В нижнем ряду под фигурами преподобных, написанными в технике фрески на каменной алтарной преграде, которая поддерживала верхние ряды иконостаса, в киотах стояли местно чтимые иконы. Судить о составе этого ряда с полной уверенностью сейчас невозможно, так как в XVI столетии он претерпел значительные изменения. Однако в нем, по-видимому, как и в последующие времена, наиболее важные по значению места занимали иконы, чтимые и в предшествующем Успенском соборе.

Справа от царских врат по-прежнему располагалась икона «Богоматерь Владимирская», слева — «Троица» а у входа в Дмитровский придел — «Дмитрий Солунский». Для местного ряда нового иконостаса, несомненно, были написаны и новые иконы. Вероятно, к освящению собора 12 августа 1479 года уже была готова храмовая икона «Успение», которая должна была по традиции занять второе место справа от царских врат.

В местном же ряду, по всей видимости, располагались и другие большие иконы, написанные мастерами круга Дионисия на рубеже XV-XVI веков: «О тебе радуется», «Митрополит Петр с житием» и «Митрополит Алексей с житием». Некоторые иконы, в том числе «Апокалипсис» и «Страшный суд», стояли также в киотах у круглых столпов или у стен, как это отмечалось позже.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи