Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Иконы небольшого размера

Иконы небольшого размераИконы небольшого размера, происходившие из Успенского собора 1326 года, по-видимому, были сразу же размещены в алтарных помещениях собора, где они находились вплоть до XVII века. В центральном алтаре стояли запрестольные иконы, в жертвеннике — «Спас Оплечный», «Спас Ярое Око» (середина XIV в.), «Владимирская запасная» (начало XV в.), в Петропавловском приделе — двусторонняя икона «Распятие» (XIV-XV вв.), «Борис и Глеб на конях» (XIV в.), в Дмитровском приделе находилась икона, написанная в начале XVI века в кругу других дионисиевских икон, — «Сергий Радонежский в житии». В интерьере собора, судя по летописным свидетельствам, уже в 1498 году были моленные места митрополитов и великих князей. Каменное моленное место митрополитов в виде четырехгранного шатра, по-видимому, было поставлено у юго-восточного столпа сразу же после возведения собора, и его внешний облик вряд ли сильно изменился с тех пор. О первоначальном же виде моленного места великих князей мы судить не можем, так как в XVI веке его сменило новое сооружение.

Против царских врат с левой стороны находился деревянный резной амвон, украшенный изображениями «праздников» и фигурами — «болванцами», которые поддерживали кафедру. Он просуществовал до середины XVII века. Возможно, что по его образцу был сооружен в 1533 году при архиепископе Макарии, будущем митрополите, известный амвон новгородского Софийского собора, который назывался «Халдейской пещью».

Название свидетельствует о том, что эти амвоны служили напоминанием легенды о «Трех отроках в пещи огненной» и использовались в мистерии «пещного действа». Вероятно, вскоре после перестройки Успенского собора для него были изготовлены южные, так называемые «Корсунские» врата. Они состоят из набитых на кованые железные створы пластин красной меди, покрытых черным лаком, по которому в древней технике золотой наводки, известной на Руси еще по вратам суздальского собора первой трети XIII века, выполнены изображения.

Легенда связывает эти врата с Владимиром Мономахом, будто бы привезшим их из Корсуни. Однако изображения московских святителей Алексея и Ионы, канонизированных в 1439 и 1472 годах, художественный стиль и надписи не подтверждают эту легенду. На створках врат в традициях живописи конца XV — начала XVI века изображаются пророки и сивиллы, сцены их «видений» и «явлений», которые обычно входят в композицию «Древа Иесеева».

В оформлении интерьера немаловажная роль отводилась изделиям из драгоценных металлов и тканей, украшенных камнями и жемчугом. Иконы, особенно занимавшие почетные места в алтаре и местном ряду иконостаса, как мы видели на примере «Богоматери Владимирской», с древних времен начали покрывать серебряными и золотыми окладами, которые в большинстве случаев еще оставляли свободной значительную часть живописной поверхности. Под иконы подвешивались пелены с изображениями их сюжетов или с голгофским крестом.

Дорогие привозные ткани, часто расшитые шелками, золотом и жемчугом, покрывали престолы и гробницы митрополитов, служили завесами алтарных входов. Существует мнение, что для Успенского собора была вышита и так называемая пелена Елены Волошанки, невестки Ивана III. Эта пелена представляет собой своеобразную историческую картину, на которой изображен крестный ход в Кремле в вербное воскресенье 1498 года с участием реальных лиц: Ивана III, его сына Василия, внука Дмитрия, недавно коронованного в Успенском соборе, матери молодого великого князя Елены Волошанки и второй жены Ивана III Софии Палеолог.

Пелена является уникальным памятником русской культуры. Вскоре после венчания на великокняжеский престол Дмитрия митрополит Симон преподнес в дар Успенскому собору прекрасное Евангелие (Симоновское).

Ясная и гармоничная композиция его сканого серебряного оклада сформировалась под влиянием знаменитого оклада Евангелия 1392 года, которое принадлежало Федору Андреевичу Кошке. Крупное среднее клеймо с литым изображением «Распятия» и клейма с изображениями евангелистов по углам обрамлены выпуклыми пятилопастными арочками.

Фоны этих клейм залиты ярко-зеленой полупрозрачной эмалью, которая прекрасно сочетается с позолоченной сканью. Сканый узор, образованный расходящимися из одной точки побегами, охватывает своими завитками всю поверхность оклада, подчиняя ее единому ритму движения. Для нового Успенского собора были изготовлены также предметы церковной утвари, драгоценные сосуды.

Сохранились лишь немногие из них, например, серебряная водосвятная чаша простой, изящной формы с выгравированной на ней вкладной надписью Ивана III. В 1486 году, как это следует из надписей, по повелению Ивана III были сделаны два сиона, или, как их еще называли, «иерусалимы», в виде моделей церквей. Эти сосуды выносились дьяконом при торжественном богослужении на большой литургийный вход.

Обычно же они стояли на престоле в алтаре. «Большой сион» представляет собой ротонду около метра высотой, которая завершается трехлопастными арками и чешуйчатой главой, окруженной, декоративными главками.

В арках нижней его части помещаются двенадцать горельефных изображений апостолов. Неподвижные, столпообразные фигуры с линейно трактованными тяжелыми складками одежд, выступающими головами, широко открытыми, выпуклыми глазами выдают руку романского, вероятно кельнского, мастера, выполнившего эти фигуры во второй половине XII века.

Четырьмя такими сионами Андрей Боголюбский в 1175 году украсил собор во Владимире и церковь Рождества Богородицы в Боголюбове, откуда один из них и попал в Москву. Верхняя его часть была дополнена или переделана только в 1486 году. «Малый сион» в виде кубического одноглавого храма с тремя рядами возвышающихся друг над другом полукруглых закомар и с изображениями «Апостольского чина» на четверике по своим формам напоминает раннемосковскую архитектуру.

Однако ощутимые и здесь романские элементы говорят о знакомстве московского мастера с произведениями западноевропейского прикладного искусства.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи