Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Исследование архитектуры Успенского собора

Исследование архитектуры Успенского собораЗа 1911 год П. П. Покрышкин провел исследования архитектуры Успенского собора, сделал обмеры и чертежи, после чего приступили к его реставрации. К 1915 году были восстановлены древний цоколь, базы полуколонок порталов (причем сами порталы были расписаны по образцу собора Новодевичьего монастыря), базы круглых столпов в интерьере. Во время этих работ архитектор И. П. Машков и археолог С. С. Закатов нашли у стен собора несколько древних захоронений. Работы в интерьере собора начались с переустройства отопления, от которого в большой мере зависела сохранность живописи: прежнее духовое было заменено калориферным.

Возобновилась и реставрация стенописи. Для этого пригласили известных в то время художников-иконописцев Е. И. Брягина, М. М. Дикарева, В. П. Гурьянова, братьев Чириковых.

В 1911-1913 годах были испытаны различные способы укрепления штукатурки и сделаны пробные раскрытия живописи, которые показали, что фрески 1642-1643 годов довольно хорошо сохранились под поздними наслоениями почти на всей поверхности стен. Исполнительная комиссия постановила, что стенопись должна быть полностью расчищена. Эти работы осуществлялись в 1915-1918 годах.

Однако решение комиссии выполнялось крайне непоследовательно: только что раскрытая живопись прописывалась вновь, покрывалась олифой, а фоны и венцы золотились. Методика, которая подменяла реставрацию древней живописи храма ее поновлением, вызвала протест у некоторых членов комиссии, в том числе и П. П. Покрышкина. Уже после февральской революции, в августе 1917 года, И. Э. Грабарь направил в исполнительную комиссию письмо, в котором излагалось постановление Московского совета по делам искусств о том, что живопись в Успенском соборе следует только расчищать, но не записывать.

Но не только эти «возобновления» наносили ущерб древним фрескам. Работы по раскрытию стенописи в то время проводились очень редко, методика их не была разработана, реставраторам не хватало практического опыта.

Все это привело к ряду серьезных ошибок. Можно сказать, что эта «реставрация» принесла значительно больше вреда, чем все предшествующие поновления и плотные масляные записи.

Главным ее недостатком было то, что перед расчисткой не укреплялся красочный слой, отчего значительная его часть была безвозвратно утрачена. Кроме того, масляные записи снимались при помощи едкой каустической соды, которая оказывала долговременное вредное воздействие на живопись.

В результате сильно пострадали фрески на двух южных столпах, подтеки едких составов повредили красочный слой на нижних ярусах северных столпов и на иконах, стоявших в пристенных иконостасах. Однако реставрация 1910-1918 годов принесла и ряд интереснейших открытий.

В 1913-м, а затем в начале 1918 года Е. И. Брягин производил расчистку стенописи в большой ризнице собора, где были обнаружены фрески бывшего Похвальского и Дмитровского приделов: «Поклонение волхвов», «Рождество Иоанна Предтечи» (в 1913 г.) и «Похвала Богоматери» (в начале 1918 г.). Они вызвали огромный интерес исследователей, которые определили их как первоначальную роспись собора XV — начала XVI века. В 1917 году под наблюдением П. П. Покрышкина были сделаны пробные раскрытия на композициях «Апостол Петр исцели недужные» и «Сорок севастийских мучеников» в Петропавловском приделе, однако реставрация этих фресок тогда не была доведена до конца. В 1914-1917 годах Е. И. Брягин отреставрировал целый ряд икон: «Митрополит Петр с житием» кисти Дионисия, «Борис и Глеб» (середина XIV в.), «Богоматерь Боголюбская» (первая половина XVI в.), а Г. О. Чириков — икону «Митрополит Алексей с житием».

Исполнительная комиссия руководила реставрацией в Успенском соборе вплоть до ее роспуска 20 марта 1918 года. Во время штурма Кремля революционными войсками 2 (15) ноября 1917 года пострадали некоторые постройки, в том числе и Успенский собор. Но едва Кремль был очищен от юнкеров, как Совет Народных Комиссаров принял срочные меры по восстановлению памятников архитектуры и искусства, а также по защите ценностей, находившихся в Оружейной палате, дворцах и храмах.

На следующий же день после окончания военных действий Московский Совет организовал Комиссию по охране памятников искусства и старины, которую возглавил архитектор П. П. Малиновский. Ей было поручено в первую очередь осмотреть повреждения и дать свое заключение. Комиссия пришла к единодушному мнению, «что все снаряды, попавшие в здания Кремля, меньше нанесли вреда художественно-историческим памятникам, чем невежественная малярная реставрация дивных фресок Успенского собора».

10 (23) ноября 1917 года по поручению Комиссии П. П. Покрышкин и Э. О. Видель составили акт о повреждениях в Успенском соборе. Этот документ кончался словами: «В общем можно полагать, что собор может быть без затруднений приведен в порядок и реставрирован, как и все более или менее пострадавшие памятники зодчества в Кремле». В том же месяце были составлены первоначальные сметы на ремонт поврежденных зданий и выделены средства в размере 450 тысяч рублей.

Возможности Комиссии по охране памятников значительно расширились после того, как в 1918 году в нее вошли сначала объединение ведущих московских художников («Изограф»), а затем такие организации, как Оружейная палата и Археологическое общество. Наибольшую активность в деле охраны художественного наследия проявлял Отдел пластических искусств. Работавший в нем скульптор С. Т. Коненков вспоминал, что уже на первом заседании, состоявшемся 16 января 1918 года, «пластический отдел смело шагнул навстречу запросам жизни.

Был решен вопрос об управлении московскими музеями. Обсуждали положение дел с реставрацией фресок Успенского собора в Кремле».

Тщательно обследовав их, Комиссия постановила: «Признать реставрацию Успенского собора не отвечающей требованиям художественной реставрации. Все работы приостановить и все записанное счистить.

Дальнейшая реставрация собора возможна только после того, как Успенский собор будет восстановлен весь в расчищенном виде, а сами формы реставрации решит Московский Автономный Художественный Совет». Проблема квалифицированной реставрации выдающегося памятника древнерусского искусства обсуждалась Комиссией неоднократно. При этом дореволюционной исполнительной Комиссии ставилось в вину то, что в ней отсутствовали художники и знатоки реставрационной техники.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи