Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Исследование мозаик и фресок Софийского собора

Исследование мозаик и фресок Софийского собораВ 1890 г. Д. В. Айналов и Е. К. Редин, опубликовали труд, посвященный исследованию мозаик и фресок Софийского собора в Киеве 9. Одна из глав книги названа «Светская живопись» и посвящена фрескам башен. Основная концепция авторов та же, что и у Н. П. Кондакова: фрески башен представляют игры на константинопольском ипподроме в присутствии императора и приурочены к «циклу зимних празднеств». Говоря о содержании фресок, они утверждали, что «роспись лестниц имеет специально византийский интерес», но тут же задавали вопрос: чем же можно объяснить ее присутствие у нас? Описывая и объясняя главные композиции «Прием византийским императором» и «Ипподром», авторы дословно следуют за Н. П. Кондаковым. Интересно упоминание в книге плохо сохранившейся сцены, слева при входе в юго-западную башню, которая, по мнению авторов, первоначально изображала бой гладиаторов «.

При описании фрески «Акробаты» Д. В. Айналов и Е. К. Редин, как, впрочем, и Н. П. Кондаков, упоминают Кремонского епископа Лиутпранда, наблюдавшего подобные упражнения с шестом при дворе византийских императоров в Константинополе. Большое внимание уделено святочным играм и их отношению к фрескам башен, фольклорным традициям в Европе, Византии и на Руси. О зрителях во дворце ипподрома авторами сказано так: «Длинные кафтаны зрителей, меховые шапки, встречающиеся в Изборнике Святослава на головах княжеских особ, в болгарских рукописях XI в., реально указывают на одеяния известных Византии Славян».

В последующие годы, а затем и в наше время светские фрески башен упоминались в путеводителях по Киеву, позже Софийскому заповеднику и в общих работах, посвященных истории древнерусского искусства. М. К. Каргер в «Истории культуры Древней Руси», рассматривая живопись Софийского собора в Киеве, назвал росписи башен «дворцового характера». Не отрицая очевидность изображения на фресках башен константинопольского ипподрома и императора в ложе, автор полагал, что скоморошество, охота, игры, пляски и акробатические упражнения были распространены не только в Византии, но и на Руси; «можно связать эти черты росписей и с реальным бытом киевского княжеского двора».

М. К. Каргер относил росписи башен Софийского собора к драгоценным памятникам светской живописи Древней Руси и справедливо считал, что подобные сцены покрывали стены дворцов киевской знати. В этом автор видит влияние позднеантичного жанра орнаментальной декорации сводов.

А. Н. Грабар не сомневается в правильности атрибуции фрески «Ипподром» как изображения ипподрома в Константинополе. К цирковым сюжетам он относит сцены «Скоморохи» и «Акробаты».

О последней неопровержимым доказательством автор считает упоминание ее Лиутпрандом в рассказе о цирковых представлениях при императорском дворе. В заключение он делает вывод, что светская живопись башен якобы «прославляет на византийский манер византийских же властителей». Как аналогии к фрескам в Софийском соборе упоминает светские сюжеты мозаик в королевском дворце в Палермо: «комнату Рожера II» и фрагменты мозаик в «Башне Пизанцев».

Трудно согласиться с атрибуцией фрески в северо-западной башне собора в работе Е. С. Момалата о монументальной живописи Древней Руси, где он видит также «изображение князя и княгини с близкими им особами». Совершенно неопровержимо в изображении, названном князем, по короне, нимбу вокруг головы и одежде еще со времени Н. П. Кондакова и Д. В. Айналова легко узнается византийский император, сидящий на троне, а рядом с ним два воина с щитами и копьями.

Несмотря на это, несколько позже об этой же фреске читаем в работе Ю. С. Асеева следующее: «Из дворца выходит князь с юношами-охотниками, из покоев по является княгиня с женщинами». Такая точка зрения представляется нам шагом назад даже по сравнению с предложенным ранее условным названием фрески «Прием византийским императором», которое, как мы увидим далее, значительно ближе к истине. Как было показано выше, только император и императрица в византийском искусстве X-XIII вв. могли быть изображены с нимбами вокруг головы.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи