Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

История «поновления» живописи собора

История «поновления» живописи собораИз истории «поновления» живописи собора в 1843-1853 гг. известно, что интересующая нас фреска сначала была прописана клеевыми красками Пешехоновым, а позже масляными красками Иринархом и Желтоножским. После организации в Софийском соборе музея на южной стене центрального нефа в 1935 г. была открыта известная нам часть ктиторской фрески. Но в то время история открытия фрески и материалы, относящиеся к ее переделкам, были плохо изучены.

Поэтому когда реставратор П. И. Юкин, вместо изображения, близкого к акварели Ф. Г. Солнцева, открыл фигуры, мало чем отличающиеся от великомучениц XIX в., изображенных Иринархом, то это не привлекло внимания исследователей. Последние годы в связи с сомнениями относительно атрибуции сохранившейся части фрески для ее исследования были привлечены методы научной фотографии.

Фреска неоднократно фотографировалась в ультрафиолетовых и инфракрасных лучах, но, к сожалению, безрезультатно. В 1980 г. фреску подвергли новому исследованию с помощью рентгеновских лучей. Научный руководитель этих работ И. Гильгендорф писал о головном уборе крайней левой фигуры южной стены следующее: «На рентгеноэмиссиографии было получено четкое изображение первого наброска рисунка головы этой фигуры.

Виден головной убор с высокой тульей… Последующее изучение других фрагментов второй и четвертой фигур дало такие же результаты».

Как видим, получены неопровержимые доказательства того, что первоначально на головах трех из четырех фигур на фреске были княжеские шапки с «высокой тульей», зафиксированные в свое время на рисунке А. ван Вестерфельда и акварели Ф. Г. Солнцева, а не пресловутые белые платки. Представляется, что совокупность имеющихся в настоящее время данных позволяет однозначно атрибутировать фигуры, сохранившиеся на южной стене собора как мужские, княжеские. Как мы убедимся, это мнение подтверждается и другими аргументами.

На южной стене центрального нефа собора, перед фигурой старшего княжича сохранился упоминавшийся выше фрагмент фигуры на пилястре, являвшейся в древности частью западной стены. Напомним, что В. Н. Лазарев помещал в этом месте старшую дочь, а А. Поппэ — старшего сына.

Возникает вполне резонный вопрос: почему Вестерфельд не зафиксировал ни старшей дочери, ни старшего сына, а в этом месте изобразил, вслед за четырьмя княжичами, Ярослава с моделью Софии в руках? А. Поппэ сделал попытку аргументировать свое мнение.

Он полагал, что поскольку две из четырех фигур южной стены изображены в с выступающим локтем правой руки, а на сохранившемся фрагменте на пилястре также изображен локоть в сочетании с таким же плащом, то это — часть изображения старшего сына. По мнению того же автора, фигура старшего сына и старшей дочери, якобы располагавшиеся на западной стене, в XVII в. были уже бледными, так как не «поновлялись» во время реставрации П. Могилы как второстепенные, и поэтому их не зафиксировал на своем рисунке Вестерфельд.

Непонятно, почему старший сын князя — наследник киевского стола — второстепенный персонаж фрески? Так говорить еще можно было бы о дочерях Ярослава, поскольку им в древнерусской литературе (летописи) действительно отводится второстепенная роль и даже не сообщается о годах их рождения. Подобная аргументация не выдерживает сколько-нибудь серьезной критики.

Мнение о старшей дочери и старшем сыне, которые якобы были изображены на западной стене, но почему-то не попали на зарисовку Вестерфельда, является явным домыслом. Утверждение же упомянутыми авторами о наличии у Ярослава пяти дочерей противоречит письменным источникам, в которых об этом не сохранилось никаких сведений.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи