Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Изучение древнерусских граффити в Софийском соборе в Киеве

Изучение древнерусских граффити в Софийском соборе в КиевеИзучение древнерусских граффити в Софийском соборе в Киеве дало возможность проверить, действительно ли именно так располагалась на хорах собора княжеская семья во время церемоний. Среди граффити, обнаруженных на хорах, четко выделяются две группы надписей, написанных мужчинами и женщинами. Оказалось, что все открытые надписи, сделанные женщинами, написаны на северной половине хоров.

В двух случаях они принадлежат знатным женщинам — княгиням. Подобные надписи с женскими именами отсутствуют на южной половине хоров, хотя граффити, сделанные мужчинами, есть: «Господи, помоги рабу своему Володимиру на много лета и прощение греха на день судний». Среди граффити, открытых на южной половине хор, отметим совершенно уникальную надпись XII в. Она гласит: «А княжо межи мостома».

Несмотря на предельную лаконичность, надпись представляет исключительный интерес для рассматриваемого вопроса. В ней идет речь о том, где было в соборе княжеское место. Оно находилось «межи мостома», то есть между двумя мостами (в данном случае употреблено двойственное число.

- С. В.), которыми названы южная и северная половины хоров. В настоящее время западная часть хор, где находилось, согласно упомянутой надписи, княжеское место, «княжо» не сохранилась. Она была разобрана из-за повреждений где-то в конце XVII — начале XVIII в. На основании рассмотренных надписей можно заключить, что северная половина хоров собора в XI-XII вв. была действительно закреплена за женщинами, стоявшими на высшей ступени социальной лестницы.

Южная половина отводилась мужчинам — наследникам киевского стола. Княжеское место находилось с западной стороны хор, напротив главного алтаря. Отметим, что при таком размещении главный наследник киевского стола и его братья, с одной стороны, и княгиня и ее дочери, с другой, соответственно находились от князя по правую и левую руку, то есть так, как того и требовали иерархические правила.

Хоры, западные, южные и северные, окружали центральный неф в виде буквы П. Было бы очень странным, если бы семью князя на ктиторском портрете изобразили не в том порядке, в каком она стояла во время церемоний в соборе, то есть князь с княгиней на западной стене, под северными хорами — женщины, а под южными — мужчины. На основании рассмотренных материалов и особенностей византийского искусства ктиторскую фреску Софийского собора в Киеве можно реконструировать следующим образом.

В центре фрески на западной стене находилось изображение Христа, сидящего на троне и благословляющего предстоящих особ. Наиболее близкой аналогией этому изображению, как указывалось, может служить «Панно Зои» из Константинопольской Софии, близкое по времени к строительству Софийского собора в Киеве. По правую руку от Христа, в соответствии с иконографическими правилами, изображен князь Владимир «равноапостольный», а по левую — княгиня Ольга, лица, с которыми древнерусская историография связывает введение христианства на Руси.

Далее по правую руку от Христа, вслед за Владимиром, был изображен сам ктитор — Ярослав Мудрый с моделью храма в руке. По левую руку Христа, за княгиней Ольгой,- супруга князя Ингигерд-Ирина.

Но поскольку протяженность западной стены, где размещалась центральная часть композиции, была 7,7 м, то по обе стороны от Христа оставалось место, и здесь могли быть помещены еще, по крайней мере, две каких-то фигуры из его окружения. Это могли быть ангелы, архангелы, апостолы или скорее Богоматерь и Иоанн Предтеча, подобно известным деисусным композициям.

Далее фреска переходила на южную стену, где изображены четыре стоящие по росту сына князя, следовавшие в торжественном шествии за Ярославом. Точно так же с противоположной стороны, на северной стене центрального нефа, вслед за княгиней, изображены были три или четыре дочери и, возможно, младший сын князя, не поместившийся на южной стене. Таким образом, на западной стене находились изображения пяти фигур, существование которых подтверждается уцелевшими фрагментами, изобразительными материалами, приведенными доводами и аналогиями.

На южной стене — четыре сына, а на северной — четыре дочери или три дочери и один сын, то есть всего в композиции, кроме двух гипотетических фигур из окружения Христа,- 13 фигур, из них полностью, хотя и в искаженном виде, сохранилось пять и фрагментарно — три. Относительно изображения младшего сына, перенесенного на северную стену, можно предположить, что это могло быть вызвано недостатком места на южной стене. Княжичи изображены так близко друг к другу, что их руки касаются рядом стоящих фигур.

Кроме того, следует отметить, что время выполнения композиции и расположение на ней сыновей князя было тесно связано с годами их рождения. Так, первым по старшинству сыном Ярослава, не считая рано умершего в Новгороде Ильи, был Владимир, затем Изяслав, Святослав и Всеволод, родившийся в 1070 г. Но из завещания Ярослава известны еще Игорь и Вячеслав. Старший из них, видимо, Игорь и мог занять место рядом с дочерьми на северной стене, а младший ко времени завершения собора и выполнения фрески или еще не родился, или пребывал в младенческом возрасте.

Примером изображения младшего сына рядом с матерью может служить известная выходная миниатюра Изборника Святослава 1073 г.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи