Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Лестничная площадка башни

Лестничная площадка башниЛестничная площадка башни, на стене которой написана рассматриваемая фреска, в древности освещалась двумя небольшими окнами. Одно из них сейчас разделяет фреску на две части, а второе, выходившее на северный фасад здания, находится выше по ходу лестничного марша. Второе окно, хотя и заложено, в настоящее время сохраняет свою первоначальную квадратную форму, верхнюю шиферную перемычку и фресковую, древнюю.

Видимо, интересующее нас окно, которое сейчас разделяет фреску, было также квадратным. Сейчас оно, как и прочие окна в башнях, рассечено и потеряло древнюю форму. К такому выводу можно прийти на основании того, что верхняя полуциркульная часть окна перерезает помещенный здесь медальон.

Окончательно этот вопрос может быть разрешен только с помощью специально сделанных зондажей. Остекление окон, выходивших на западный и северный фасады башни, вероятно, было выполнено с помощью круглых стекол, вставленных в дубовые рамы, подобно древнему окну, обнаруженному на южной стене апсиды Михайловского придела.

Освещению этой части лестничной башни, по-видимому, придавалось большое значение, поскольку здесь находилась живопись, занимавшая важное место в идеологической концепции строителя собора — Ярослава Мудрого. Большие трудности при реконструкции фрески представляло воссоздание цвета, поскольку красочный слой не только имеет утраты, но и значительно поблек от времени и отличается от первоначального. В некоторых случаях фресковые красители совершенно изменили свой цвет.

Например, цвет разгранки — красочной ленты, отделяющей одну композицию от другой. Сейчас она красная с черной полоской посередине. В первоначальном виде она была не черной, а оранжевой, изменившей в результате разложения красочного пигмента свой цвет.

В древности фрески собора, несомненно, выглядели значительно более яркими, чем сейчас. В некоторой мере об этом можно судить по живописи, не подвергавшейся «поновлению» XIX в.: орнаментам в подлестничном пространстве юго-западной башни собора.

Поэтому, реконструируя фреску, мы с большой осторожностью подошли к вопросу о ее колорите и, особенно, яркости красок. За основу, в соответствии с чувством меры, была взята средняя, умеренная яркость, которая, по нашему мнению, наиболее правильно отражает первоначальный вид фрески. При рассмотрении единства живописи в разных частях собора отмечались одинаковые приемы орнаментации архитектурных построек с помощью столбиков, перекрещенных посередине, фигур-кринов в виде стеблей растений, руста и т. д. Много общего видим и в изображении одежд.

На композиции в башне одежды на персонажах (Ольге и ее свите) хорошо известные по изображениям в соборе. На Ольге поверх нижнего платья — мантия или плащ, одна пола которого переброшена через левую руку, что близко напоминает на Ирине — супруге Ярослава Мудрого, изображенной на рисунке 1651 г. Стоящая рядом с Ольгой одета в богатое византийское платье.

Одежды прочих дам свиты также находят прямые аналогии среди фресок в соборе. Примерно та же картина наблюдается и в применении мастерами того или иного цвета. Так, императорская мантия — красная, видимо, имитация пурпурного цвета.

Нижняя одежда светло-зеленого цвета с белильными высветлениями складок. Выше упоминалось, что архитектурные постройки в башнях и самом соборе окрашивались в одинаковые цвета: фасады зданий — светло-зеленые с деталями, написанными белилами: крыши — красные, под черепицу; городские стены — розовые; позём грязновато-зеленого или грязновато-коричневого цвета. Красочная палитра фресок в соборе в общем близка, но есть и небольшие различия.

Одной из интересных технологических особенностей выполнения рассматриваемой фрески является то, что мастера, писавшие композицию, применяли для так называемых подкладок при выполнении лиц и деталей одежды (кайму, галуны, и пр.) красную, а не желтую охру, как в большинстве фресок собора. Подобная особенность техники фрески прослежена в соборе в композициях, изображающих мучения св. Георгия в одноименном приделе.

Очевидно, такая технологическая особенность связана с традиционными навыками какой-то части, расписывавших собор. Вместе с другими признаками, о которых речь шла выше, отмеченная особенность техники фресковой живописи свидетельствует об одновременности росписей собора как в башнях, так и в его центральной части.

Приведенные наблюдения учтены и использованы нами при работе по реконструкции фресок.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи