Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Миниатюры Ольги

Миниатюры ОльгиНа миниатюрах Ольга — с миловидным, округлым лицом, в одном случае улыбающимся. Ее одежда состоит из мантии, наброшенной на плечи поверх длинного нижнего платья, перехваченного у талии поясом. Голова княгини покрыта, ниспадающим на плечи и фигурирующем на всех миниатюрах, изображающих княгиню. Корона — стемма отсутствует, но поверх мафория на голову одет как бы венец в виде кольца или обруча.

Этот обруч особенно заметен на миниатюре, где Ольга изображена молящейся «за сына и за люди». На миниатюрах Ольга представлена сидящей в присутствии императора, что, как мы видели, явно противоречит правилам придворного этикета.

Таким образом, первоначально литературный сюжет (описание Константина Багрянородного, X в. и др.), по-видимому, постепенно перешел в изобразительное искусство миниатюр, а затем и в монументальную живопись. В нашем случае при выполнении внутреннего убранства Софийского собора княгиня Ольга — первая княгиня христианка — была впервые изображена в монументальной живописи.

И не только в фресках башен, как мы видели, а и на композиции в центральном нефе собора. Подтверждение такого происхождения сюжета рассматриваемой фрески видим в сравнительно очень раннем описании приема Ольги Константином Багрянородным в его труде. Но прежде чем сравнивать фреску с описанием Константина Багрянородного, для правильного понимания происходившего необходимо рассмотреть сведения, которые Константина VII предшествуют описанию приема княгини.

В ходе этой церемонии за иноземцем следует избранная часть его свиты, одновременно с ним совершающая, а затем расходящаяся по двум сторонам от прохода перед троном и останавливающаяся с их внутренней стороны около строя византийских титулованных сановников. Когда иноземец встанет на положенное место перед троном, логофет начинает задавать ему от имени императора полагающиеся по этикету церемониальные вопросы (о здоровье его государя, его высших вельмож и благоденствии народа).

Одновременно механические львы у трона приподнимаются, рычат и бьют хвостами, а птицы щебечут на ветвях золотого дерева. В ходе этого действа вносит дары иноземца императору. Вновь играют органы.

Когда же подношение даров завершается, наступает тишина и неподвижность. По знаку логофета иноземец совершает и выходит под музыку вновь начавших играть органов, которые смолкают после выхода иноземца из зала.

Прием завершен». Далее следовало описание приема Константином VII и его сыном Романом II 28 послов эмира Тарса, прибывших в столицу империи в связи с переговорами о мире и об обмене пленными. Они были удостоены нескольких приемов императорами, причем после одного из них описаны игры на константинопольском ипподроме, устроенные в их честь.

Последний прием послов императорами Константином VII и Романом II происходил в Триклинии Магнавры. При анализе описания приемов княгини Ольги для нас, во-первых, важно знать, где именно происходил первый, несомненно, официальный и наиболее торжественный прием. Исследователи сходятся на том, что он состоялся в Триклине Магнавры, где было принято принимать «знаменитых и великих людей по гегемонии».

На этом основании можно сделать вывод, что в Софийском соборе в Киеве на фреске северо-западной башни изображен первый прием Ольги византийским императором Константином Багрянородным в Триклине Магнавры. На фреске видим императора, сидящего на троне со спинкой, большой стеммой на голове и с нимбом.

На нем пурпурная императорская мантия, унизанная жемчугом и драгоценными камнями. Рядом два телохранителя с большими парадными щитами и копьями в руках. Княгиня в богатой одежде и стемме меньшего размера изображена фронтально.

Руки обращены ладонями к зрителю. Это весьма любопытная деталь, так как перед императором, как мы видели, полагалось не только стоять, но и скрещивать руки на груди, опустив рукава. Ольга на фреске изображена с нарушением этого правила придворного этикета.

Можно сомневаться, что первоначально руки княгини были написаны таким образом. И совсем уже невероятно положение рук дам ее свиты, также не скрещенных на груди.

Все это следует объяснить плохой сохранностью рук изображенных на фреске дам, переделкой реставраторами XIX в. Сделанный вывод подтверждается миниатюрой Хроники Иоанна Скилицы, где Ольга и сопровождающие ее лица стоят перед императором, скрестив руки на груди. Еще более убеждает нас в правильности такого вывода фреска «Ипподром» в юго-западной башне собора, где Ольга и ее спутники написаны с руками, скрещенными на груди.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи