Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Музыкально-танцевальные мотивы

Музыкально-танцевальные мотивыМузыкально-танцевальные мотивы получили большое распространение в византийском изобразительном искусстве. Известны миниатюры, изображающие царя Давыда среди музыкантов (в Псалтыри около 1059 г.), скоморохов в рукописи Иоанна Скилицы. В прикладном искусстве музыкально-танцевальные сюжеты широко использовались для украшения сосудов, особенно серебряных чаш, на которых изображались музыканты с лютнями, тарелками-кимвалами, псалтырем, трубачи, танцовщицы и пр. Большая сцена, изображающая музыкантов и танцоров, помещена на из слоновой кости (Константинополь XIV в.). На ней музыканты с лютнями, флейтами, псалтырем и многочисленными танцовщицами. Большинство исследователей фрески, вслед за Н. П. Кондаковым, относили рассматриваемый сюжет к представлениям на константинопольском ипподроме.

Такой же точки зрения придерживается и наиболее авторитетный из современных авторов А. Н. Грабар, ссылающийся при этом на Кремонского епископа Лиутпранда, описавшего увеселения при дворе византийских императоров. Однако он связывает воедино расположенную рядом с «Скоморохами» фреску «Акробаты», сюжет которой близок к описанию Лиутпранда.

Нас же описание из Киево-Печерского патерика заставляет думать, что фреска «Скоморохи» могла быть выполнена под влиянием каких-то местных импульсов. К фреске «Скоморохи» примыкает композиция «Акробаты».

Она изображает человека атлетического телосложения с высоким шестом на плече, по которому взбирается мальчик. На верхушке шеста — тарелочка. Атлет одет в короткую тунику с оплечьем.

Полы туники приподняты и закреплены на бедрах для свободы движения. На голове человека повязка. Этот акробатический номер весьма близок описанному упомянутым выше Кремонским епископом Лиутпрандом.

В X в. он посетил Царьград и присутствовал на торжественных императорских пирах при дворе Константина VII, сопровождавшихся театральными и акробатическими представлениями. Свои впечатления он подробно описал в специальном трактате.

Частностей его рассказа об акробатических представлениях, которые он видел, мы коснемся далее. Рассматриваемый сюжет — акробатические упражнения мальчика на шесте, которым балансирует атлет, встречается в изобразительном искусстве Византии. Так, в Слове Григория Назианзина (конец XII в.) в тексте среди других инициалов употребляется один в виде гимнаста-великана с шестом и мальчика на нем, делающего акробатические упражнения.

Над фреской «Скоморохи», на своде, частично сохранились изображения пяти ловчьих соколов, вписанных в медальоны. На своде, справа от окна, помещен медальон с изображением сокола, который когтит зайца.

Фреска плохой сохранности. Подобный сюжет известен в византийском изобразительном искусстве. Он встречается, например, в резьбе врат церкви Николая (XIII в.) в Охриде.

Рассмотрев уцелевшую в башнях Софийского собора светскую живопись, можно подвести некоторые предварительные итоги.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи