Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Мысль об инициативе «искусного декоратора»

Мысль об инициативе «искусного декоратора»Мысль об инициативе «искусного декоратора», полагаем, следует сразу же отбросить, так как трудно представить, чтобы киевского князя — заказчика собора — совсем не интересовало, что именно будут изображать светские фрески в башнях, тем более, что его роль в выборе сюжетов в самом соборе была весьма ограничена каноническим содержанием живописи. Если бы в фресках башен проявилась бы исключительно инициатива «искусного декоратора», то характер живописи был бы совершенно «в духе времени», то есть в ней не было бы таких сюжетов, как «Прием византийским императором» или «Охота на дикого коня», а преобладали бы, видимо, только сцены условно-абстрактного и символического содержания. Ценной представляется другая мысль исследователя: о росписи башен в память о княжеском посещении Царьграда. Действительно, нечто подобное могло вдохновить князя-заказчика включить в светские фрески башен сюжеты на эту тему.

Но ездили ли киевские князья в Царьград-Константинополь до постройки и украшения Софийского собора в Киеве? На этот вопрос летопись отвечает утвердительно, хотя поездки первых князей напоминают скорее сказания или легенды. Вспомним о путешествии в Царьград Кия, принявшего от императора, по словам летописца, «великую честь».

Нельзя с уверенностью говорить о том, был ли в Царьграде Игорь. Строитель собора, Ярослав Мудрый, там не бывал. Круг наших поисков может быть значительно сужен благодаря тому, что на фреске перед императором — женщина, следовательно, княгиня, а не князь.

В указанных хронологических рамках (до строительства собора в 1017-1037 гг.) мы не видим в истории Киевской Руси другой женской особы, кроме киевской княгини Ольги, посетившей в 957 г. Константинополь, поездка которой достаточно полно отражена в древнерусских западных и византийских письменных источниках, особенно в труде Константина Багрянородного, лично принимавшего Ольгу. Итак, мы пришли к выводу, что на фреске представлена сцена приема киевской княгини Ольги византийским императором.

Поскольку княгиня посетила Константинополь во время царствования Константина VII, то тем самым определяется имя императора на фреске. Это — Константин VII Багрянородный, описавший в своем труде приемы Ольги.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи