Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Особенности ктиторских композиций

Особенности ктиторских композицийРассматривая особенности ктиторских композиций, в первую очередь следовало бы обратиться к памятникам искусства самой митрополии, но поскольку ранее X в. подобных произведений искусства не сохранилось, то мы привели примеры с провинциальных территорий, находившихся под византийским культурным влиянием. Обратимся теперь к столичному искусству Византии. В Константинополе в соборе св. Софии в южном вестибюле (притворе) сохранилась интересная мозаика, изображающая Богоматерь с Христом-младенцем на руках, по правую руку от нее — император Юстиниан (527-565 гг.) с моделью св. Софии, а слева — император Константин Великий (334-337 гг.) с моделью города в руках. Мозаика выполнена в 986-994 гг. при императоре Василии П. В сопроводительных надписях значится: Юстиниана — «знаменитый император», возле Константина — «святой великий император».

Оба изображены в богатых одеждах со стеммами на головах и нимбами. В композиции особое предпочтение отдается Юстиниану — основателю Софии, поэтому он изображен по правую руку от Христа на почетном месте.

Константин, хотя и назван «святым великим императором», изображен слева. Это удивительно, так как Константин Великий не только был канонизирован, но и считался строителем города — столицы империи.

При нем и его матери Елене христианство стало государственной религией в Византии. И все же Василий II (заказчик мозаики) предпочел Юстиниана. Вероятно, это произошло не без вмешательства патриарха, кафедральным собором которого являлась София Константинопольская.

Особо следует подчеркнуть значение нимба в монархической иконографии. В византийском искусстве с нимбами изображались лица, причисленные к лику святых, а из прочих — только византийский император и императрица. Так, в данном случае изображены Юстиниан и Константин.

В Константинопольской Софии в последнее время открыты две мозаики: «Панно Зои» и «Иоанна и Ирины». Это хотя и не ктиторские композиции, но по ним можно судить о принципе расположения фигур, в том числе женских, относительно главной. Кроме того, в мозаиках Представлен тот же акт предстояния перед Христом, что и в ктиторских изображениях.

В Софии Константинопольской на хорах находится и мозаичное панно «Иоанна и Ирины» 22. В центре его Богоматерь с младенцем. По правую руку от нее император Иоанн II Комнен (1118-1143 гг.), по левую — императрица Ирина, преподносящие «великой церкви» апокомвий и свиток с перечислением подарков и привилегий.

В композиции персонажи изображены фронтально, в остальном все то же: богатые одежды, стеммы, нимбы и т. д. Обе мозаики дают ясное представление о том, как в подобных композициях византийского монументального искусства размещались персонажи. Так, второе (после Христа, Богоматери) лицо — император — изображался на почетном месте справа, а императрица — слева. Как и император, императрица изображалась с нимбом.

Необходимо отметить и такую, как мы увидим далее, важную деталь: у обеих императриц одета непосредственно на волосы. Следует особо подчеркнуть и хронологическую близость «Панно Зои» ко времени исполнения ктиторской фрески Софийского собора в Киеве. В византийской миниатюре наблюдаются те же особенности средневекового искусства.

Так, в Слове Иоанна Златоуста помещено изображение императора Никифора III Вотаниата (1078-1081 гг.) и императрицы Марии, венчаемых на царство Христом. Император изображен по правую руку от Христа, а императрица — по левую. На головах обеих — стеммы, одетые непосредственно на волосы.

Вокруг головы — нимбы, в руках — скипетры. Одежды чрезвычайно богатые, расшитые золотом, жемчугом и драгоценными камнями. Привлекает внимание орнаментация в косую клетку на подоле одежды императора.

Подобный орнамент встречен на одежде одного из персонажей ктиторской фрески Ярослава Мудрого. На этом можно было бы окончить краткий обзор материалов, иллюстрирующих принципы построения ктиторских и других композиций в византийском искусстве, поскольку нас в первую очередь интересуют памятники, близкие по времени к Софийскому собору в Киеве. Но возникает вопрос: знали ли на Руси все эти тонкости византийской иконографии?

Для X-XI вв. можно с полной уверенностью утверждать, что да, знали. Напомним, что о сооружении Десятинной церкви в Киеве есть прямое указание о приглашении мастеров «от Грек», а о Софийском соборе в ходе исследования получены сведения об участии в его строительстве и украшении, наряду с прочими, столичных константинопольских мастеров.

Было бы странным, если бы они не знали всех тех общеизвестных особенностей византийского искусства, о которых выше шла речь, и мы убедимся в этом, рассмотрев далее светские фрески собора. К сожалению, мы не располагаем никакими другими подобными композициями (кроме «Евхаристии» и «Деисуса»), относящихся к XI-XII вв. на Руси.

Поэтому обратимся к миниатюрам, являющимся хотя и косвенным, но достаточно важным доказательством того, что на Руси хорошо знали, какими иерархическими правилами следовало руководствоваться при изображении предстояния перед Христом или Богоматерью.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи