Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Первые попытки решить поставленные задачи

Первые попытки решить поставленные задачиПервая попытка решить поставленные задачи была сделана нами в упоминавшейся предварительной статье. Главное внимание в работе было уделено атрибуции фигур южной стены, якобы дочерей Ярослава Мудрого, и противоречий, возникших в связи с этим с рисунком Вестерфельда и акварелью Ф. Г. Солнцева. Мы пришли к выводу, что головы фигур, покрытые белыми платками, не являются подлинными. Большее доверие внушает зарисовка Вестерфельда, где на головах рассматриваемых фигур изображены княжеские шапки.

Фрагменты фигур на южной и северной пилястрах были атрибутированы как остатки изображений самого Ярослава Мудрого и его супруги Ирины, что подтверждается и рисунком Вестерфельда. Я. И. Смирнов и И. И. Срезневский не знали, что средняя часть фрески находилась на западной стене, имевшей большие размеры, и поэтому ошибочно считали, что фигура старого князя в шубе является центральной или же написана на месте центральной. Между тем на западной стене было достаточно места не только для Ярослава и Ирины, но и еще для каких-то фигур, одной из которых являлось изображение Владимира, зафиксированного на рисунке Вестерфельда.

Таким образом, при освежении фрески в XVII в. не было необходимости в замене или переписке фигур, так как место, где изображен Владимир, не было центром композиции. Отсутствие на рисунке 1651 г. центральной фигуры — Христа — наиболее вероятно объясняется повреждением штукатурного слоя в середине находившейся в аварийном состоянии западной стены, разобранной в конце XVII в. В предложенной реконструкции по правую руку от Христа, в отличие от предыдущих авторов, располагались мужские фигуры — главные, а по левую — второстепенные — женские.

По обе стороны от Христа находились изображения Владимира и Ольги — лиц, с которыми, как мы видели, древнерусская историография связывает введение христианства на Руси. Уцелевшая фигура Владимира, подреставрированная в XVII в., и была зарисована Вестерфельдом.

Далее по правую руку от Христа, после Владимира, были изображены: Ярослав с моделью храма и четыре старших сына на южной стене. По левую руку от центральной фигуры, вслед за княгиней Ольгой — изображение княгини и трех дочерей. Последним на северной стене, возможно, был изображен младший сын князя, не поместившийся на южной стене.

Фреска состояла из 13 фигур: Христа, Владимира, Ярослава, пяти сыновей и Ольги, Ирины и трех дочери. В 1968 г. изучением ктиторской фрески Софийского собора в Киеве занялся польский ученый А. Поппэ. Рассмотрев существующие мнения о фреске, он предложил собственную реконструкцию.

В отличие от В. Н. Лазарева и вслед за нашей реконструкцией А. Поппэ на южной стене центрального нефа размещает сыновей князя, а на северной — дочерей. По его мнению, среди сыновей на южной стене была изображена одна дочь, а на северной два сына и две дочери.

Располагая на южной стене мужские фигуры, А. Поппэ справедливо аргументирует это прямыми свидетельствами переделки мужских фигур в «великомучениц». Фрагменты фигур, сохранившиеся на южной и северной пилястрах, он считает остатками изображений старшего сына и старшей дочери. Фигуру Владимира на рисунке Вестерфельда принимает за центральную и связывает ее появление с деятельностью реставраторов П. Могилы, якобы переписавших ее из первоначального изображения Христа.

А. Поппэ выступил с критикой нашего утверждения о том, что на фреске по обе стороны от Христа изображены Владимир и Ольга, считая, что они не могли быть посредниками в акте адорации. А. Поппэ отвергает мысль о византийском императоре на рисунке 1651 г., поскольку подобный сюжет не мог быть расположен в центральном нефе против главного алтаря. Композиция, по его мнению, состояла из 13 фигур: шести сыновей, четырех дочерей, Ярослава, Ирины и Христа.

Ярослава А. Поппэ изображает не в короне, а в княжеской шапке, как и сыновей. Утверждение А. Поппэ о том, что на фреске южной стены собора якобы могла быть среди сыновей князя изображена дочь, противоречит не только второстепенной роли, отводившейся женщинам в политической жизни Руси, но и традиции, согласно которой, о чем говорилось выше, в христианских храмах мужчины и женщины стояли всегда порознь.

Далее автор считает, что Владимир и Ольга не могли быть изображены посредниками между Ярославом, Ириной и Христом. В своей же реконструкции А. Поппэ располагает Ярослава и Ирину непосредственно возле Христа без всяких посредников, что представляется еще более невероятным, судя по византийским ктиторским композициям. Подобная привилегия была только у императора, императрицы и святых.

В 1968 г. А. Поппэ опубликовал свою реконструкцию фрески в виде одной из глав монографии о становлении церковной иерархии на Руси. В ответ на критические замечания А. Поппэ относительно реконструкции фрески нами была написана развернутая рецензия, в которой обосновывались наши взгляды на первоначальный вид ктиторской композиции в Софийском соборе в Киеве.

Итак, почти 150-летнее изучение ктиторской композиции в Софийском соборе в Киеве значительно продвинуло вперед знания о первоначальном виде фрески, имевшей необычное идейное содержание, тесно связанное с политикой Ярослава Мудрого. Видное место композиция занимала и в художественном оформлении центральной части храма.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи