Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Посещения Софийского собора московскими жителями

Посещения Софийского собора московскими жителямиВ 1701 г. Киев и Софийский собор посетил «московский жилец» Иван Лукянов. В своих записках он писал, что бывшее ранее в Софийском соборе древнее письмо забелено по указанию митрополита (вероятно, Варлаама Ясинского, 1699-1707 гг.) «вап-ном», то есть известью. На протяжении следующего столетия стены собора постепенно расписали масляной храмовой живописью, сообразно вкусам того времени. Вот эту-то живопись и предстояло снять во время так называемой «солнцевской реставрации» собора в 1843-1853 гг. Тогдашние мастера, которых трудно назвать реставраторами, пользовались всего лишь железными скребками.

Ими без всякого предварительного размягчения масляных красок к 1846 г. были расчищены фрески собора. Вполне понятно, что древняя живопись при этом сильно пострадала.

На ней и сейчас видны многочисленные царапины, утраты и потертости. Вот как описывает эти работы один из очевидцев: «…

много и очень много сделано упущений, можем сказать даже, что древнее стенописание Киево-Софийского собора два раза пострадало: первоначально, когда оно было забелено штукатуркой, а вторично при оскабливании слоев штукатурки простыми людьми, занимавшимися исключительно поденного работою, не имевшими совершенно никакого понятия о какой-либо живописи, а не только о фресках; людьми, кои были нанимаемы подрядчиком маляром Фохтом для очистки стен храма от побелки. Мы лично видели, как под железными скребками этих площадных художников исчезали драгоценные изображения, пережившие ряд стольких веков и превосходно сохранившиеся со всеми чертами и яркими цветами красок».

В таком поврежденном виде, со многими царапинами и утраченной первоначальной яркостью красок, фрески не соответствовали установившимся понятиям о церковном благолепии, и их решено было «поновить», то есть прописать масляными красками. Но прежде с открытых фресок были сняты кальки в натуральную величину, часть которых впоследствии была опубликована.

Во время расчистки фресок в центральной части собора на южной стене были открыты четыре фигуры, как выяснилось позже, входившие некогда в ктиторскую фреску Софийского собора. Изображения не имели вокруг голов нимбов и поэтому были признаны бесспорно светскими, высказывались мнения, что это княжеские фигуры.

Ни одна из обычных храмовых композиций не соответствовала этой фреске. Удивительно и то, что в это время на северной противоположной стене, где также производилась расчистка, не были найдены другие фигуры, входившие в ктиторскую композицию. Путешественники, побывавшие в Киеве в XVI-XVII вв., в своих путевых записках упоминают Софийский собор, его богатое внутреннее убранство, пишут о его былом величии, но и о большом запустении.

Довольно подробно описавший Софийский собор Павел Алеппский почему-то совсем не упоминает фресковую живопись. Правда, его больше интересовали чисто церковные вопросы, но и в этом случае его должны были удивить светские фрески в башнях — совершенно необычное явление для храмовых росписей. Возможно, он не поднимался на второй этаж.

Другой путешественник — Эрих Ляссота, несомненно, поднимался на хоры, где ему показывали в башне комнату, в которой, по словам киевлян, якобы пировал в свое время Владимир с приближенными. Но и Ляссота ничего не пишет о светских фресках башен. Это удивительно, так как такие росписи были редкостью, если вообще существовали где-либо в Западной Европе.

Возможно, что любознательные путешественники не заметили светских изображений из-за полумрака или полной темноты, царившей на лестницах башен. А при свечах трудно заметить довольно бледные фрески. Пожалуй, еще большее удивление вызывает художник А. ван Вестерфельд, посвятивший Софийскому собору целый ряд рисунков.

Им зарисованы общий вид собора, крещаль-ни, галерей, саркофаг Ярослава Мудрого и ктиторская фреска во главе с Ярославом и его супругой. Почему же он не обратил внимания на совершенно необычную живопись башен?

Полагаем, что молчание названных путешественников было вызвано вполне объективными причинами; скорее всего, фрески в башнях во время их посещения были забелены, что вполне закономерно, так как нерелигиозные изображения в XVII в. монастырскими властями, несомненно, рассматривались как недопустимое богохульство.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи