Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Сравнение фресок A. ван Вестерфельдом

Сравнение фресок A. ван ВестерфельдомA. ван Вестерфельд, как мы видели при сравнении фрески с его рисунком, не сделал каких-либо пропусков фигур, а изобразил их строго в соответствии с возрастом, о чем свидетельствует их рост, убывающий справа налево. Поэтому представляется вполне логичным, что перед старшим княжичем — главным наследником должен был быть изображен сам князь-ктитор, как на рисунке 1651 г. Подтверждается это и совпадением контура открытого фрагмента на пилястре с левой (от зрителя) частью фигуры Ярослава на том же рисунке, с выступающим локтем в сочетании с плащом-корзно. B. Н. Лазарев полагал, что фрагменты фигур на пилястрах не могли относиться к изображениям Ярослава и Ирины еще и по той причине, что они слишком отодвинуты от центра фрески к южной и северной стенам центрального нефа. Однако это обстоятельство скорее указывает на то, что фигуры Ярослава и Ирины должны были уступить почетное место в центре композиции каким-то еще более значительным особам.

Действительно, если учесть большие размеры западной стены (7,7 м), то станет ясно, что средняя часть фрески состояла еще из каких-то фигур. Учитывая большую протяженность западной стены, пересекавшей в древности центральный неф, можно с уверенностью утверждать, что на средней части фрески, помимо Христа, были еще и другие фигуры. Это могли быть ангелы из его окружения или апостолы-посредники.

Одна из фигур центральной части ктиторской фрески, к счастью, зафиксирована на рисунке Вестерфельда. Это не изображение византийского императора, а, безусловно, правильно еще Я. И. Смирновым фигура князя Владимира Святославича. Правда, Я. И. Смирнов появление этой фигуры на месте Христа связывал с деятельностью реставраторов Петра Могилы: «Древняя фигура Христа была, следовательно, при реставрации Петра Могилы заново переписана; на это помимо деталей, короны, скипетра, шубы, невозможных по формам их для XI в., указывает еще и тень, падающая на землю от этой только фигуры…

При этом (то есть при указанной переделке фигуры.- С. В.) получалась необычная композиция: ктитор оказался подносящим модель церкви не тому, кому она была посвящена. Как смотрел Могила на эту несообразность…

на эти вопросы ответ дать не могу». Правда, Я. И. Смирнов говорил о переделке фигур фрески с оговоркой, которую наши современные авторы, взяв на вооружение его тезис о переписке Христа во Владимира, стараются не замечать, так как значительно труднее объяснить присутствие на фреске «равноапостольного» князя. Между тем если бы Я. И. Смирнов во время пребывания в Киеве осмотрел ктиторскую фреску Петра Могилы в церкви Спаса на Берестове, о чем он с сожалением писал, то ему многое стало бы яснее и он вряд ли продолжал бы настаивать на переделке Христа во Владимира на фреске в Софийском соборе.

Во-первых, он увидел бы, что изображение Владимира в церкви Спаса на Берестове — типично южнорусское, характерное для XVII в. и отличается от изображения князя на рисунке Вестерфельда; во-вторых, он понял бы, что Петр Могила очень хорошо знал и разбирался, кому ктитор Ярослав должен был подносить модель храма на фреске в Софийском соборе, поскольку он и сам был изображен дарящим церковь Христу.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи