Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Сравнение зарисовок

Сравнение зарисовокСравнение зарисовок А. Ван Вестерфельда и Ф. Г. Солнцева с частью фрески, сохранившейся на южной стене собора, бесспорно указывает на то, что рисунки сделаны с одного и того же оригинала — ктиторской фрески Софийского собора в Киеве. При сравнении наблюдается совершенно аналогичная общая композиция с рисунком Ф. Г. Солнцева, а также во всех других случаях одинаковый крой одежды, положение рук, частично ног, наличие свечей у двух правых крайних фигур. Отличительной чертой рисунка 1651 г. от фрески является более свободное композиционное расположение фигур, при котором руки не касаются стоящих рядом княжичей, а также конические княжеские шапки на головах, замененные на фреске платками.

Следы первоначальных головных уборов прослеживаются на фреске в виде коричневых линий, а на акварели Ф. Г. Солнцева еще видны шапки, близкие по форме к изображенным на рисунке Вестерфельда. Таким образом, главным противоречием между рисунком 1651 г., акварелью Ф. Г. Солнцева 1843 г. и фреской XI в. является наличие на головах фигур подобия белых платков, а не княжеских шапок с меховой опушкой, зафиксированных на рассмотренном изобразительном материале. Если предположить, что Вестерфельд ошибся, изобразив фигуры южной стены в княжеских шапках, то почему ту же самую «ошибку» повторил почти через 200 лет Ф. Г. Солнцев?

Отметим, что в 1843 г. Ф. Г. Солнцев не мог еще знать рисунков Вестерфельда, открытых Я. И. Смирновым только в 1904 г., поэтому какое-либо косвенное влияние здесь совершенно исключено. А. ван Вестерфельд попросту зарисовал с натуры тот вид фрески, который она имела в середине XVII в., и когда уже была утрачена ее средняя часть.

В свою очередь, Ф. Г. Солнцев в середине XIX в. зафиксировал на акварели открытые четыре фигуры на южной стене собора. Каким же образом на южной стене собора появились изображения, аналогичные по своим позам и одеждам рисунку 1651 г. и акварели Ф. Г. Солнцева, но с белыми платками на головах, принимавшимися долгое время за оригинал фрески и давшие повод называть их дочерьми Ярослава Мудрого? Чтобы судить о причинах такой метаморфозы, необходимо привлечь материалы, отражающие результаты «поновления» фрески, а именно — фотографии, изображающие великомучениц, появившихся на южной стене после 1843 г. вместо мужских княжеских фигур.

Здесь мы впервые видим белые платки на головах фигур, нимбы, носки ног врозь у трех левых фигур и т. д. О том, как появились подобные переделки фрески, убедительно рассказывает очевидец этих работ настоятель Софийского собора Петр Лебединцев — автор книги об обновлении собора в 1843- 1853 гг. У нас нет оснований не доверять этому автору. П. Лебединцев писал, имея в виду фреску на южной стене собора: «При поновлении этих фигур Иринарх покрыл их головы по русскому обычаю белыми платочками». Не верить этому свидетельству очевидца, имевшего прямое отношение к Софийскому собору и написавшему книгу о его реставрации, нам представляется излишним скептицизмом.

Тем более, что П. Лебединцев известен как добросовестный исследователь и по другим работам. Естественно, что во время «поновления» наиболее основательно прописали масляными красками головы фигур, имевшие слабые очертания, по свидетельству того же очевидца. Тогда же были сделаны и прочие искажения оригинала, отмеченные нами при сравнении фрески с рисунком 1651 г. и акварелью Ф. Г. Солнцева.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи