Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Светская живопись башен софийского собора

Светская живопись башен софийского собораФрески башен Софийского собора представляют собой более обширный цикл, вернее, ансамбль светской живописи, чем рассмотренная ктиторская композиция в центральном нефе. Необычность такой светской живописи, украшающей стены лестничных башен, неоднократно привлекала внимание писавших о Софийском соборе. Однако возможность заняться изучением и публикацией фресок представилась, как мы видели; не ранее 1843-1853 гг. в связи с упоминавшейся «солнцевской реставрацией» живописи собора, когда с фресок, в том числе и на стенах башен, были сняты слои поздних масляных красок.

Открытые фрески XI в. затем были «поновлены», то есть вновь прописаны масляной живописью. В 30-х годах, а затем после войны в 50-60-х годах XX в. (в башнях в 1964 г.) они снова увидели свет. В настоящее время из-под позднейших наслоений открыты все уцелевшие композиции и их фрагменты, что дает возможность исследователю не сомневаться в подлинности той или иной фрески, как это мы видим в работах дореволюционных авторов, когда живопись башен во многих случаях полностью или частично была прописана масляными красками.

Кроме того, была открыта часть композиции «Ипподром», позволившая полностью признать атрибуцию фрески, предложенную в свое время Н. П. Кондаковым. Открытие в 1843 г. древних фресок в Софийском соборе, их реставрация, а затем публикация специального альбома, в котором были помещены прориси фресок, привлекало внимание авторов, писавших о Киеве и его древностях.

Одним из первых попытался объяснить светские фрески башен собора Н. М. Сементовский, назвавший их «Сказание о ловах великих князей киевских» ‘. Раскритикованный Н. Закревским, он написал позже: «Быть может, что некоторые фрески по всходах в галереи представляли чудо-богатырей великого князя Владимира, его сыновей и его ловчей дружины».

В своей книге Н. М. Сементовский коснулся только охотничьих и «аллегорических» сюжетов и не смог высказать какое-либо мнение о главных фресках башен «Ипподром» или «Прием византийским императором», о которых он даже не упоминает. Н. Закревский в «Описании Киева» раскритиковал мнение Н. М. Сементовского о чудо-богатырях и подчеркнул, что главным вопросом является не то, любили ли князья охотничьи забавы, а что означают эти фрески. О том, насколько плохо в то время понималось содержание не — которых фресок, свидетельствует описание тем же автором композиции, позже атрибутированной как ипподром: «В самом узком месте лестницы, с левой стороны, продолговатая картина, горизонтальною чертою разделенная на две половины, на верхнюю и нижнюю; а отвесными линиями на четыре части…

В одном квадрате кажется суд: человек стоит перед властелином или судьей, несколько свидетелей смотрят. В другом квадрате толпа рассуждающих людей; далее человек в темнице и прочее».

Фреску «Прием византийским императором» в другой башне Н. Закревский, как и Н. М. Сементовский, не упоминает вовсе.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи