Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Умелое построение композиций

Умелое построение композицийУмелое построение композиций, чередование планов, обозначенных пейзажными и архитектурными фонами и подчеркнутых позолотой (теперь почти не сохранившейся) фигур и сине-красной расцветкой фонов, создавали ощущение определенной пространственной среды, которая, впрочем, не нарушала плоскости рельефа. Верхняя часть «Мономахова трона» представляет собой шатер на четырех фигурных столбцах, украшенный кокошниками с затейливой ажурной резьбой в виде переплетенных виноградных лоз, цветов, чаш, разнообразных орнаментов. На подзоре шатра изображены сказочные птицы, а подножием трона служат четыре свернувшихся кольцом зверя.

В этой нарядной, изощренной резьбе дает о себе знать богатая народная фантазия, которая смело заявляла о себе там, где она не была связана строгими условиями идейной программы официального заказа. Вскоре в связи с торжествами по случаю взятия в 1552 году Казани Иваном Грозным в Успенском соборе появилось еще одно программное для своего времени произведение — икона «Церковь воинствующая », или, как ее называли в древности, «Благословенно воинство небесного царя».

Эта грандиозная икона-картина длиной в четыре метра, помещавшаяся в киоте, который находился рядом с «Мономаховым троном», была объединена с ним общим идейным замыслом. В этой иконе в аллегорической форме прославлялось «благословенное» победоносное русское воинство, которое, «не пожале живота своего избавления ради хрестьянского», на протяжении веков мужественно отстаивало рубежи своей родины от «похитителей и разорителей», и тем самым возвеличивались ратные подвиги Ивана IV против «неверных». В торжественном, развернутом в несколько рядов шествии конных и пеших воинов выделяются фигуры князей-полководцев.

В центре, посреди компактной группы воинов, на коне восседает, облаченный в царские регалии, с крестом в руках, Владимир Мономах. За ним следуют киевские князья — первые русские святые — Владимир, Борис и Глеб.

В нижнем регистре изображена группа князей ярославских, черниговских, новгородских, тверских, псковских. Некоторые из них были канонизированы на соборах 1547 и 1549 годов, то есть незадолго до того, как была написана икона. Во главе этой группы — прославленные полководцы Северо-Восточной Руси — Александр Невский и Дмитрий Донской.

Торжественное шествие воинов направляется к прекрасному граду — «небесному Иерусалиму», откуда Богоматерь рассылает им навстречу ангелов с венцами славы, а за их спиной остается горящий «нечестивый» град, который в умах современников ассоциировался с побежденной Казанью. Предводитель воинства — архистратиг Михаил, скачущий впереди всех в радужном сиянии на крылатом коне, обернувшись, приглашает следовать за собой облаченного в латы и алый плаш юного всадника, над которым ангелы держат победный венец. В этой фигуре, которой отводится одно из важнейших мест в композиции иконы, современники видели Ивана IV — молодого победоносного полководца, достойного наследника славных предков — великих князей Русской земли.

Эта икона-картина являлась наглядной декларацией основных идеологических установок правительства «избранной рады» и самого Ивана Грозного, таких, как божественное покровительство русскому воинству в его борьбе против «неверных», особенно татар, поддержка его предками — святыми воинами, наследование царем-победителем славы и «царского достоинства» владимирских и киевских князей. Подобные иконы-трактаты, появившиеся в середине XVI столетия, обращались к темам не только историческим, но и богословским. В это же время для Успенского собора были написаны две иконы с развернутыми иллюстрациями толкований евангельских притч: «Распятие» и «Воскресение».

Клейма на этих иконах располагаются вокруг средника в два ряда сплошной лентой. Они отделяются друг от друга только группировкой фигур и архитектурными фонами. Сюжеты притч излагаются в них очень подробно, неоднократно повторяются для более детального разъяснения их смысла.

Изображения в клеймах можно было читать подобно книге, тем более, что над каждым из рядов композиций, как ссылка на литературный источник, помещалось изображение символа того евангелиста, на текст которого давались толкования. Такие иконы служили воспитательным, наставительным целям и должны были отвращать от «еретических» шатаний, осужденных на соборе 1554 года.

Идея преемственной связи московского великого князя и царя с великими князьями — его предками, а его столицы — со славными городами домонгольской Руси, а также идея объединения всех прежде независимых княжеств и городов под эгидой «царствующего града» Москвы находили свое выражение не только в программных произведениях живописи эпохи Ивана Грозного. Они ясно звучат и в намеренном собирании наиболее почитаемых святынь местных центров, которые свозились в Москву, в Успенский собор.

Подобные привозы практиковались уже в годы правления Ивана III и Василия III, но особенно многочисленны были при Грозном. Надо думать, что именно в это время в Успенский собор поступили из Новгорода такие шедевры живописи, как двусторонняя икона «Одигитрия» (середина XIV в.) с «Георгием» (XII в.) на обороте из Георгиевского собора Юрьева монастыря, «Устюжское Благовещение» (XII в.), «Спас Нерукотворный» с «Поклонением кресту» на обороте (XII в.), «Богоматерь Умиление» (XII в.), легендарная икона «греческого письма» «Спас на престоле», называемая «Спас императора Мануила» (XII в.; живопись XIV в. — 1699 г.), а также памятники конца XIV — начала XV столетия: «Похвала Богоматери с акафистом», «Предста царица», «Спас Нерукотворный».

Из Владимиро-Суздальских земель происходят: «Оглавный Деисус» (со Спасом Эммануилом) (XII в.), «Спас Златые Власы» (начало XIII в.), «Оглавный Деисус» (с Богоматерью и Предтечей) (конец XII — начало XIII в.).

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи