Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Утверждения о пяти дочерях у Ярослава Мудрого

Утверждения о пяти дочерях у Ярослава МудрогоУтверждение о пяти дочерях у Ярослава Мудрого противоречит сообщениям письменных источников, в которых есть известия только о трех дочерях князя. Несмотря на это, В. Н. Лазарев, убежденный в своей правоте, писал: «Фреска Софии Киевской позволяет по-новому осветить этот вопрос — она доказывает наличие у Ярослава не менее пяти дочерей». Явное противоречие этих домыслов с письменными источниками и рисунком Вестерфельда дали ему новый повод к нападкам на рисунок 1651 г.: «Этот неоспоримый вывод (!

) (о пяти дочерях и пяти сыновьях.- С. В.) лишний раз показывает, насколько неточна копия с рисунка Вестерфельда».

Вслед за М. К. Каргером В. Н. Лазарев не сомневался, что Ярослав должен был на фреске подносить модель Софии Христу, а не византийскому императору. Он отметил, что свечи в руках двух фигур на фреске были уместны только в том случае, если в центре был изображен Христос, а не византийский император.

Возражал он и против предложения Н. П. Кондакова о том, что на месте Христа могло быть его эмблематическое подобие в виде «царственного ангела огненного цвета», справедливо отмечая, что иконография Софии Премудрости божей сложилась значительно позже. В. Н. Лазарев фигуру в царской шубе на рисунке А. ван Вестерфельда, вслед за Я. И. Смирновым и М. К. Картером, считал Владимиром Святославичем. Ее появление он, как и упомянутые авторы, связывал с реставрационными работами П. Могилы в начале XVII в., в ходе которых древнее изображение Христа якобы заменила фигура Владимира.

Поводом для подобного вывода послужили новые формы корон с отогнутыми в стороны зубцами, царская шуба, скипетр и особенно тень, падающая только от этой фигуры. Замену одной фигуры другой В. Н. Лазарев объяснял, повторяя упомянутых выше авторов, культом Владимира, который насаждался П. Могилой в связи с находкой его саркофага в Десятинной церкви, основанием Владимирского придела в Софийском соборе и т. д. По мнению автора, П. Могила «…

распорядился заменить фигуру Христа фигурой князя Владимира. Ему хотелось дать посетителям храма наглядную иллюстрацию сыновьей привязанности Ярослава к своему отцу как основателю династии («царского величества прадеду») и одновременно отвести изображению Владимира самое видное место среди сонма святых».

Не говоря уже о том, что В. Н. Лазарев в вопросе о замене фигуры Христа Владимиром следовал за необоснованным высказыванием Я. И. Смирнова, сделанным с оговоркой, о чем речь пойдет далее, он явно ошибочно утверждал, что изображение Владимира якобы появилось в соборе только в XVII в. заботами П. Могилы.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи