Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Вторая половина XVII столетия

Вторая половина XVII столетияВторая половина XVII столетия была ознаменована большими переменами и в декоративном оформлении его интерьера, который стал украшаться с невиданной доселе пышностью. В Музеях Кремля до сих пор хранятся многочисленные пелены и покровы из Успенского собора. Среди них — замечательный покров на гробницу митрополита Ионы, шитый в 1657 году шелками и золотом в лучшей мастерской того времени, принадлежавшей «именитым людям» Строгановым. В начале 50-х годов XVII века по заказу Никона для Успенского собора был сделан панагиар, то есть сосуд, на который клали просфору в честь Богоматери в чине «возношения панагии».

Чин этот был характерен не столько для русского, сколько для греческого богослужения. Единственный известный в то время на Руси панагиар был сделан в 1435 году для новгородской Софии. С него-то и была заказана копия для Успенского собора.

Сосуд этот некогда представлял собой двустворчатую тарель (панагию) с изображениями «Богоматери Знамение», «Троицы» и «Вознесения», которую поддерживали четыре ангела, стоявших на спинах львов. К сожалению, первоначальный вид и стройные пропорции панагиара нарушились после замены в XIX веке панагии широким блюдом.

Фигуры ангелов с миловидными лицами и ниспадающими на плечи пышными локонами, львы с изощренными завитками грив, нарядные городки и сканые эмалевые венцы создают декоративный эффект, отличающий московский панагиар от более строгого новгородского прототипа, и дают представление о художественных вкусах XVII столетия. В 1660 году в собор боярином Морозовым было вложено большое шестиярусное серебряное паникадило весом в 66 пудов и 16 фунтов, то есть более тонны. Но особенно ярко стремление к показной пышности, парадности и многоценное™ декоративного убранства, характерное для эпохи торжества самодержавной власти русских государей во второй половине XVII столетия, проявилось в украшении икон и церковных книг сплошными, закрывавшими почти всю их поверхность золотыми или золочеными серебряными окладами, буквально усыпанными драгоценными камнями и жемчугом.

Одним из прекрасных образцов русского ювелирного искусства той поры с ее пристрастием к многокрасочности, изощренной орнаментальное™ является напрестольное Евангелие, изготовленное для Успенского собора в 1693 году по заказу царицы Натальи Кирилловны. Великолепие его убранства достигнуто сочетанием теплого мерцания гладкого золотого фона, многоцветьем эмали и сочными яркими красками драгоценных камней, среди которых выделяются крупные резные изумруды, объединенные вместе с рубинами в запоны восточной и русской работы. В созданной в 1657 году ризе на икону «Богоматерь Владимирская» это стремление к роскоши, ошеломляющему богатству, изобилию драгоценных камней и жемчуга достигает своего апогея.

Тонкая филигрань венца и цаты буквально тонет в сверкании огромных восточных изумрудов, сапфиров, рубинов, жемчуга, совершенно теряя самостоятельное художественное значение. Такая дисгармония в применении драгоценного камня и ювелирной отделки фона никогда не встречалась в более ранние века. Те же пышность и роскошь отделки отличают подвесную пелену (1668) к этой иконе с изображением восьмиконечного креста и орудий страстей — дар царской семьи в память о боярине Илье Милославском и его жене.

В декоре этой пелены, шитой по итальянскому двупетельчатому аксамиту, использован редкий по величине жемчуг, которым выполнены копье и трость с крупными изумрудом и рубином на концах. Орнаменты с запонами из драгоценных камней восточной и западноевропейской работы и вкладная надпись по краю каймы низаны более мелким жемчугом.

Пышные украшения иконы «Богоматерь Владимирская» во второй половине XVII века почти совершенно скрыли от глаз ее живопись. Поставленная в серебряный киот, окованная фотиевским сканым окладом, одетая в ризу, сплошь осыпанную драгоценными камнями и жемчугом, декорированная великолепными подвесными пеленами, эта икона воздействовала на чувства людей уже не столько проникновенной глубиной образа, сколько блеском своего убранства, окончательно превратившим ее в символ общегосударственной святыни. Именно на вторую половину XVII века приходится последний период формирования в Успенском соборе уникального собрания памятников русского средневекового искусства.

Последующий этап, охватывающий XVIII — начало XX века, не внес принципиальных изменений в идейно-эстетическое осмысление его интерьера. После переезда царского двора в новую столицу — Петербург — и упразднения патриархии кремлевским постройкам, в том числе и древнему первопрестольному храму, уделялось мало внимания. Он постепенно приходил в упадок, ветшал, о чем свидетельствуют многочисленные донесения в Правительственный Сенат.

На протяжении первых трех четвертей XVIII столетия в собор не было сделано никаких ценных или значительных в художественном отношении вкладов. Более того, по указу Петра I в апреле 1722 года были сняты и отправлены в Синод различные «приклады» к иконам, в том числе старинные монеты, привески, неграненые камни для разбора «что из них гораздо старое и куриозное» и должно сохраняться, а что подлежит использованию. Таким образом из собрания Успенского собора исчезли многие предметы, представлявшие, по-видимому, значительную историческую ценность.

Только в 1774 году в связи с большими работами, проводившимися в соборе по приказу Екатерины II, был устроен новый иконостас в Петропавловском приделе, который просуществовал до 1913 года. В делах собора 1770 года упоминается и новый иконостас Дмитровского придела, который также был заменен в 1913 году, причем иконы для него были куплены у иконописца М. И. Тюлина.

Возможно, что в те же 70-е годы были написаны две иконы «Богоматерь Боголюбская» и «Богоматерь — всех скорбящих радости», в которых нашли отражение характерные для XVIII века попытки сочетать традиционную иконографию с приемами новой реалистической живописи. В 1775 году князь Потемкин приказал передать из Оружейной палаты в Успенский собор более двух тысяч икон, часть которых в следующем году была размещена в несколько рядов в только что сооруженных иконостасах у южной и западной стен. В эти же иконостасы поставили и другие иконы, находившиеся прежде в киотах у стен и столпов.

Позже пристенные иконостасы не раз изменяли свой облик. В 1790-х годах иконы Успенского собора были закрыты массивными золотыми и серебряными окладами.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи