Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Значительные события в эпоху средневековья

Значительные события в эпоху средневековьяНельзя забывать, что все значительные события в эпоху средневековья символически связывались с памятными датами христианской истории. Так, день торжественной закладки митрополитом Петром 4 августа 1326 года первого упомянутого в летописях Успенского собора совпадает по церковному календарю с днем поминовения «Семи спящих юношей эфесских». Эта композиция и помещена на западной стенке Петропавловского придела, близ гроба митрополита Петра. О его почитании напоминает и другая фреска, помещенная в этом же приделе, — «Сорок севастийских мучеников», память которых праздновалась церковью 9 марта, то есть в тот день, когда летописями отмечалась последняя в XV веке серия исцелений, происходивших в 1416 году у гробницы «чудотворца».

На эту связь намекает и расположенное рядом с названной композицией изображение «Апостол Петр исцели недужные», ведь апостол Петр — соименник митрополита Петра. Кстати, над гробницей митрополита до установления над ней в 1819 году металлической сени и разборки верхней части стены между жертвенником и Петропавловским приделом первоначально находилось изображение Максима Исповедника, в день памяти которого 13 августа 1329 года был основан Петроверижский придел.

С культом митрополита Петра связывается и другая группа фресок 1481 года, расположенных в первоначальном Похвальском приделе и в проходе в Дмитровский придел. Это «Похвала Богоматери» на своде под «полатями» Фиораванти и расположенные на противоположных стенах «Поклонение волхвов» и «Рождество Иоанна Предтечи». Эти композиции, с одной стороны, прямо связаны с посвящением придела, а с другой — с сюжетами, входящими в предрождественскую службу на 21 декабря.

В нее включались написанная митрополитом Киприаном на рубеже XIV-XV веков «служба» митрополиту Петру и поминание трех вавилонских отроков, волхвов, приносящих дары, а также пророков, в том числе и Иоанна Предтечи. Если перечисленные композиции дают представление об общей идейной направленности росписей Успенского собора, то другая группа первоначальных фресок позволяет судить о личности заказчика — ростовского архиепископа Вассиана.

По всей вероятности, он и был составителем программы всех этих росписей. Видимо, не случайно на северной стене жертвенника, рядом с композицией «Три отрока в пещи огненной», помещена фигура одного из почитаемых святых ростовских земель Дионисия Глушицкого, а в деисусном чине иконостаса — икона, изображающая Леонтия Ростовского.

Это наиболее ранние примеры появления в московских памятниках XV века наряду с традиционными святыми византийского пантеона изображений русских исторических деятелей, в том числе и местно чтимых чудотворцев. Уже в росписях Благовещенского собора 1508 года такое объединение в одном живописном ансамбле московских, ростовских, новгородских, псковских и тверских святых говорит о стремлении идеологически обосновать процесс централизации Русского государства путем создания единого общерусского пантеона.

Во фресках Успенского собора 1481 года эта тенденция, по-видимому, только еще намечалась, и характерно, что заказчик росписей, ростовский архиепископ Вассиан, к культу московского святителя Петра присовокупил и почитание ростовских чудотворцев. В еще более определенной форме мировоззрение заказчика характеризуется программой росписей центрального, ведущего по смыслу ансамбля алтарной преграды. На ней сохранилось двадцать полуфигур преподобных (монахов).

Первоначально алтарная преграда возвышалась над уровнем пола на 3,5 м. На ее пилястры, увенчанные белокаменными капителями, опирались ряды иконостаса, так что фигуры преподобных находились между иконами деисусного чина и «местными» иконами, стоявшими в киотах, и включались в ансамбль иконостаса как одно из важных смысловых и художественных звеньев. Такое размещение преподобных на глухой алтарной стенке было уже известно по другим русским памятникам.

Оно присуще, например, звенигородским храмам первой трети XV века — церкви Успения на Городке и собору Саввино-Сторожевского монастыря. Но каждый раз идейный замысел росписей заставлял художников варьировать подбор персонажей. В московском Успенском соборе это были, прежде всего, просветители и подвижники, активные «ревнители» христианства и борцы против ересей, а не отрешившиеся от мира монахи-отшельники.

Такой акцент в трактовке традиционной темы не случаен. Он связан с напряженной церковно-политической борьбой, которая развернулась на рубеже XV-XVI веков и завершилась разгромом самого мощного «реформаторского» движения Древней Руси — новгородско-московской ереси — и торжеством «иосифлян» (идеологов крупного монастырского землевладения) над «нестяжателями» (сторонниками отказа от феодальных привилегий церкви и проповедниками аскетического пустынножительства).

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи