Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Образ Софии

Образ СофииОбраз Софии — огнезрачной крылатой девы в царском одеянии и в царской короне — возвращает нас к искусству Новгорода древнейшего, княжеского периода. Здесь то же внимание к роскоши одежды, контраст прекрасного, объемно выполненного лика и аскетической фигуры, которые присутствуют в стиле древнейших фресок Софии Новгородской: Константин и Елена, Давид и Соломон. В росписи Софийского собора 1052 года отмечается высокое художественное мастерство, наряду с константинопольской школой видны явственные черты связи с солунско-охридской школой живописи. Отметим здесь еще одну деталь.

Колорит фресок центрального барабана Софийского собора отличает особенность: нимбы святых и санкирная подготовка (лики, руки, ноги пророков в сандалиях) выполнены густо-красной, холодного оттенка охрой, той, что иконописцы называют тертисень (терр-де-сьен — сиенская земля). Иконописцу оставалось лишь немного усилить красноту цвета, сделать его более ярким, чтобы создать впечатление «огнезрачности». Вернемся к тексту толкования и иконографии иконы.

Иконографическое решение сюжета, с одной стороны, и литературное толкование Софии Премудрости Божией, с другой, в редакции Н-2 являются сложносоставными и без труда расчленяются на самостоятельные элементы, причем там и здесь места стыковки «швов» совпадают. Эта переработка заключалась в следующем. Была исключена вторая часть с избыточным восхвалением Соломоновой невесты; в первой части дополнены вставки, придавшие композиции деисусный вид и включившие элементы росписи алтаря.

Можно с уверенностью сказать, что изначала верхняя часть иконы с изображением Христа, неба и ангелов в иконе Софии отсутствовала. Это указывает на три этапа формирования иконографии и толкования Софии.

Первый этап относится к изображению только центральной фигуры Софии — «огнезрачной девы», второй — к композиции в ее более развитом, деисусном виде с элементами алтарной росписи. В рукописях позднего времени можно нередко встретить стих О душе чистой; в миниатюрах и стенописи сюжет представлен в виде девы, стоящей на луне. Рядом — солнце.

Дева держит на веревочке льва. В темном углу — заключен сатана.

Здесь ощущается связь редакции толкования Н-1 и иконографии Души чистой. Как отмечено выше, структурное оформление композиции в редакции Н-3 верхней части иконы София Премудрость Божия с изображением поясной фигуры Христа и свиваемого ангелами неба почти идентично в иконе Покров новгородского перевода; разница лишь в том, что в Софии ангелы держат свиток неба с уготованным престолом, а в Покрове собственно покров Богоматери.

Это показывает, что композиция Софии содержит в себе также не что иное, как рудимент росписи восточного свода алтаря и вимы, и своим происхождением также связана с росписью алтаря. Подтверждением этому служат некоторые примеры размещения Софии близ алтаря или в алтаре.

Так, например, в Архангельском соборе Кремля огнезрачная София, Богоматерь и Предтеча помещены в конхе алтаря, тогда как верхнюю часть композиции представляют обычные для росписи вимы изображения ангелов, свивающих апокалиптический свиток неба, и полуфигура благословляющего Христа. Такое же разделение верхней и нижней части композиции можно видеть в стенописи Троицкого собора Данилова монастыря Переславля-Залесского. Три иконы: Покров, Единородный Сын и София Премудрость Божия — своей иконографией обязаны перенесением в иконопись целого узла алтарной росписи Софийского собора.

Но выбор надает на разные узлы, а кроме того, отражает разное состояние стенописи алтаря: в одном случае роспись алтаря представлена фигурой Богоматери Оранты, в другом — Единородного Сына и двумя архангелами; в третьих — Софией Премудрости, что связано с изменением содержания алтарной росписи. Центральная группа иконы: София, Богоматерь и Предтеча, принадлежит к композициям так называемого деисусиого типа, характерного для целого ряда иконографических переводов (кроме собственно Деисуса, также Царь царем, Великий Архиерей, Отрыгну сердце мое, Предста царица и ряда других). Отмеченные нами «швы» в виде курсивных вставок в литературном толковании и в изобразительном строе иконы совпадают.

Они решительно меняют весь смысл текста. Существенно, что основной текст толкования называет Премудрость Девой («имеет же лицо девичье огненно»), тогда как вставка мудростью называет Христа («имеет над главою Христа, глава же есть сын слово Божие»). Различны в основном тексте и во вставках и грамматические формы.

Так, сюжет Слова о Премудрости, образная характеристика литературного произведения и художественное его воплощение в иконе, сохранившие в себе через столетия черты древности, дают достаточно оснований как для реконструкции первоначального текста Слова о Премудрости, так и иконографии восседающей на престоле огнезрачной крылатой девы. Выясним происхождение Софии как огнезрачной крылатой девы; попытаемся уяснить происхождение смелой фразы «Огнь есть Божество», принимающей на себя роль акцента.

Совместимы ли они с христианским богословием? Сопоставление Божества с всесокрушающей силой огня известно в религиях разных времен и народов: в библейских текстах и восточных учениях; в античности главой богов был Зевс-громовержец.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи