Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Содержание мозаического убранства Киевской Софии

Содержание мозаического убранства Киевской СофииНельзя не обратить внимания на то, что содержание мозаического убранства Киевской Софии имеет смысловую близость с некоторыми редакциями толкования Софии Премудрости Божией. Прежде чем обратиться к русским редакциям толкований, необходимо рассмотрению текстов предварить некоторые общие замечания. Прежде всего, древность той или иной редакции не определяется датой рукописи; это известно всем источниковедам. Нельзя принимать на веру указание на авторство текста: «Ипполитово», «Анастасиево», «Анастасия патриарха Царяграда», «Кирилла Александрийского» и так далее, — к ним не следует относиться с полным доверием.

Большинство толкований русских редакций, например, именуют их «Соломоновыми», что заведомо не соответствует реальности. Следует учитывать также весьма свободное обращение писцов с текстами: они их сокращают, причем в самых разных местах, или же добавляют собственный текст — в конце или в середине. Перед нами встают, казалось бы, непреодолимые трудности, тем более если учесть значительное количество списков; и может быть, можно заранее отказаться от строго научных датировок.

Но с этим также нельзя согласиться, поскольку выводы могут быть сделаны по ряду других оснований, что станет ясно в ходе дальнейшего исследования. Так, перед нами рукописный сборник XVII века Изложение о вере.

Здесь в разделе Анастасия патриарха Царяграда и Кирилла Александрийского о вере изложение вкратце по вопрошению ответы есть подглавка Соломони Премудрости. В ней три редакции толкования Софии, — они не могут принадлежать указанным авторам, и может быть, даже ни одна из них; то есть весь раздел о Премудростях Соломона не имеет отношения к Кириллу и Анастасию.

Но подбор текстов представляет интерес. Публикуем фрагмент из первой части второго толкования, который, по нашему мнению, являет собою самостоятельную древнюю русскую редакцию и который, с одной стороны, показывает некоторое сходство и различие с первоисточниками — толкованием Ипполита-Анастасия, а с другой — совпадает с программой росписи Киевской Софии. Сопоставление текста с греческими редакциями показывает существенные различия, и в то же время заметны ощутимые следы греческих текстов.

Так, с толкованием Ипполита-Анастасия его связывает общая основа — композиция в целом, краткость изложения. Премудрость — Христос, храм — «дева еже создав левую плотию», но уже названную прямо Богородицей.

Семь столпов — «дары человеколюбия»; они отличаются от святых духов Исайи. Первыми названы таинства крещения и покаяния, затем новые дары — спасение, милость, щедроты и любовь; появляется тема семи соборов, распятия на кресте; соломоновы «рабы» — апостолы, принимающие хлеб и вино — тело и кровь Христовы; крещение, разум троичный. Текст данной редакции является промежуточным между Ипиолитом-Анастасием и последующими русскими киевскими.

Нельзя не обратить внимания на сходство общей картины толкования с мозаическим убранством Софийского собора: Христос в куполе и Богоматерь Оранта в алтаре, тема причастия — Евхаристия. Сорок мучеников на подкупольных подпружных арках — «убиваемых от неверных за истину…

аки овчата на заколение». В толковании Ипполита-Анастасия образ девы занимает скромное место в середине текста: «в девице свое божество соединив с плотью». Этому, казалось бы, противоречит величественный мозаический образ Девы Марии — Оранты, что связано с возрастанием почитания Богоматери.

Новая редакция толкования устраняет это противоречие («Премудрость есть Христос, а храм Богородица»), но сохраняет Ипполитово изъяснение — «дева, еже создав левую плотию». Есть основание полагать, что именно в это время появляется новая редакция толкования, устраняющая это противоречие.

В новый текст было включено толкование храма как Богородицы, Матери Еммануиловой, согласно Иоанну Златоусту и митрополиту Илариону. Впечатляющий образ Оранты подсказал изменить «девицу» на «Богородицу».

Отсюда — главное отличие, заключающееся в первых фразах: «Премудрость созда себе храм. Т. Премудрость есть Христос, а храм Богородица».

Не дом, как у Соломона и в редакциях Гр-1 и Гр-2, но храм, что станет отличительной особенностью всех, с незначительными исключениями, русских редакций. В более поздних редакциях толкования, как и в иконографических вариантах Премудрости, мы встретим и святителей.

В мозаиках Софии они образуют нижний ярус Святой обедни. Таким образом, можно установить, что Притча Соломона о Премудрости и толкования на нее появляются на Руси впервые не в Изборнике 1073 года, но уже при росписи Софии Киевской. В декоре Софии Киевской, как и в новой редакции толкования, можно видеть начало процесса взаимодействия текста и художественного образа, что станет характерным для последующего процесса развития темы в русском искусстве.

Будем называть эту редакцию толкования К-1 (киевская). Данная редакция положила начало созданию и других редакций толкования в древнерусской письменности. Обратим внимание на то, что статье К-1 сопутствует другая — Се лествица (Лествица Иакова), и этот «конвой» нередко встречается в других списках этой редакции толкования.

В дальнейшем мы встретимся с этим соседством Премудрости и Лествицы в русских и сербских стенописях. Особое внимание в стенописи Киевской Софии уделено изображению архангелов. Архангелу Михаилу посвящен специальный придел, монументальный образ архангела занимает конху придела.

Изображение в алтаре архангела Михаила не может не напомнить нам мозаику стража Софии алтаря Софии Константинопольской. Кроме этой фрески, в куполе придела Иоакима и Анны, как и в сводах южного нефа, представлено по четыре погрудных изображения архангелов с державой в правой руке и скипетром в левой. Архангелы — обычные спутники Христа.

Подобно тому, как посредником между Господом и императором Юстинианом был архангел Михаил (в эпизодах наречения храма и обретения недостающего золота), на Руси архангел Михаил приобретет значение покровителя княжеской власти. В росписи Софии Киевской присутствуют и ветхозаветные сюжеты, они стали обычными в византийском искусстве, не говоря уже об искусстве романских стран. Здесь представлены композиции Борьба Иакова с ангелом (Се лествица).

Явление Иисусу Навину, Троица ветхозаветная и другие. Их прообразовательное значение очевидно.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи