Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Судьба темы Премудрости

Судьба темы ПремудростиПроследим дальнейшую судьбу темы Премудрости. Она привлекает к себе внимание по преимуществу в письменности. Во второй половине XI века в русской письменности появляется еще одна редакция толкования Соломоновой притчи. Она имеет прямую связь с важными событиями современности.

В 1054 году произошло разделение Церкви на Восточную и Западную. Сложилась конфликтная ситуация.

Эти события не могли не коснуться Софии Премудрости Божией. Во второй половине столетия киевская редакция К-1 претерпевает существенные изменения. Отметим особенности этого нового текста толкования: нет упоминания о Соломоне, но дважды упоминается Давид; Премудрость — «Божество», храм — «человечество, еже восирия от девы»; «Жертва» — «тело на кресте»; Трапеза — новую нашу службу дает сам Христос.

Основательность поправок показывает высокий иерархический чин автора. Ярко выраженная антииудейская направленность — четыре раза упоминаются жиды в пояснение их вины: это — «нищие», кто не идет на трапезу; по Иеремии — «злые приемлют досаждение»; и — «проклинающие Христа».

В четвертый раз о чаше: «чаша в руне Господеви исполнена вина растворена преливающа от сея в ону». Несомненно, образ показывает знакомство автора с сочинением Григория Богослова о чаше. Имя автора можно определить, если мы прочтем писания киевского митрополита-грека Никифора.

Так, в своем послании князю Владимиру Мономаху «Об отвержении латын от святой соборной и правоверной церкви» митрополит пишет о том, что с падением ветхого Рима император Константин принял от Христа царство Рима. Семь Вселенских соборов учредили догматы «правой веры». Далее следует перечисление «вин», всего 10 пунктов.

Читаем: «Еже по опресноки служити и ясти, еже есть жидовски». Самая большая вина — в признании того, что святой дух исходит от отца и от сына, «еже есть зловерие велико и на жидовство приводя и в Савельевскую ересь сего бо приложивше отсекают».

Те же аргументы приводит митрополит Иоанн, цитируя выдержки из толкования редакции К-2 и подчеркивая антитезы в пользу Православия. Актуальность споров в защиту Православия после разделения Церкви на Восточную и Западную выразилась в том, что в русских стенописях XI-XII веков Киева и Новгорода появляется тема Символа веры, которая займет в последующем важное место. Автор знаком с пояснением Афанасия Александрийского в полемике с арианами: «Явно же, что дом Премудрости есть наше тело, каковое восприяв на себя, соделалась она человеком».

Равно как и с творениями Иоанна Дамаскина (Дамаскин). Толкование храма как человечества (следовательно, и человечества как храма) — мысль эта является проявлением подлинного гуманизма Православия, понимания высокого предназначения человека — того, что утверждает в человеке его духовность, как ступень к высшему, к постижению пресвятой Троицы.

Существенно, что в это время на Руси было уже известно толкование Ипполита-Анастасия в составе Изборника 1073 года, но автор редакции К-2 использует за основу Первую русскую, киевскую редакцию К-1. Толкование Софии Премудрости Божией Ипполита-Анастасия, впрочем, продолжает на Руси свою жизнь. Оно известно в русской книжности как в составе Изборника 1073 года (всего около 15 списков), так и в отдельных сборниках смешанного типа. А. С. Уваров отметил наличие их в 42-м вопросе Анастасия Синаита.

Текст его дополняют или сокращают, из него создаются новые варианты (они разделяются на виды: пространные, сокращенные и краткие). Еще большим изменениям подвергается сама притча Соломона.

Собственно, от нее остается все меньше и меньше, иногда одно лишь название, общая картина жертвоприношения или нравоучения. Не обошли своим вниманием толкования на Соломонову притчу и киевские митрополиты из русских — митрополит Климент Смолятич (1147-1155) и епископ святой Кирилл Туровский (около 1182), — выдающиеся деятели Русской церкви высокой образованности, таланта писателей и проповедников.

В Сборниках и Словах этих авторов наряду с переводными сочинениями включены и собственные произведения. Сочинения этих авторов дошли до нашего времени, однако, в списках со значительными сокращениями. Начиная свое послание с изъявления своего рода нестяжательской философии, митрополит обращает взор на толкования Премудрости.

Мы узнаем, что Клименту были известны толкования: первое — не «дом», как у Соломона и Ипполита-Анастасия, но «храм» (К-1), второе — упоминание о Богородице, приявшей Христа и давшей ему плоть (К-1), и третье — с изъяснением воплощения в «человечество» (К-2). Отметив различие вариантов, Климент относит это на счет непоследовательности Соломона, не без иронии замечая, что Соломон пишет «славы ища», и повторяя это дважды. Вероятнее всего, Климент не подозревал, что называемые им «притчей» толкования принадлежат не Соломону, но последующим «редакторам», в данном случае — Ипполиту и Анастасию.

Представляет интерес критическое отношение к автору притчи, каковым Климент полагал «блаженного Соломона», несмотря на, казалось бы, бесспорность этого авторитета. Сочинение Климента известно по ряду списков, кроме сборников Климента и Кирилла: в Изборнике XIII века, Сборнике XVIII-XIX веков, по нумерации третьей тетради. В сборник включены Слова Григория Богослова, в том числе и из жития Константина Философа: «Рех премудрости моей сестре быти».

Прит VII: 4; «Празднует жидовин; но по книгам; плотскому бо следует закону, духовнаго не постиже. Рим 1Х:31»; «телесное кончается, духовное начинается»; «дух снотворства. Рим VIII:15»; «истины, премудрости, съмышления, благочестия, света, крепости, страха (Ис XI :3, 4) и другие.

У Климента к Словесам избранным Григория Богослова, навеянным, кроме самих творений Григория Богослова, также и притчей Соломона, есть приведенный выше текст о чаше. Епископ Кирилл Туровский, по отзывам современников, был «учителей зело и хитр учению божественных книг».

Писатель приводит две редакции толкования Премудрости — Ипполитову и собственную, они разительно отличаются друг от друга.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи