Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Тобольский Софийский собор

Тобольский Софийский соборВ 1681-1686 годах московские и устюжские мастера построили в Тобольске каменный пятиглавый Софийский собор. Семен Ремезов, тобольский боярский сын, строит каменный Кремль, составил Чертежную книгу Сибири (Атлас). Митрополит Киприан и Ремезов оставили первые труды по истории Сибири.

Ремезов участвует также и в художественных работах. В Тобольском Софийском соборе во второй половине XVII столетия появляются иконы Софии Премудрости Божией необычной иконографии. Посреди преосвященного Аарона и пророков Исайи и Давида — с правой стороны, Моисея, Даниила и Захарии — с левой свыше сени парит Дух Святой, исходящий от Всевышнего, окружаемого тьмами святых.

Везде находятся приличные надписи. Эта тобольская икона Софии ближе подходит к новгородской, чем к киевской, потому что первый сибирский архиепископ Киприан, при котором Тобольский кафедральный собор начал называться Софийским, а равно архиепископ Герасим, построивший в 1646-1648 годах храм во имя Софии, были новгородские уроженцы. Икона эта относится ко времени или управления Тобольскою епархиею архиепископа Киприана 1621-1624 годы, или не позже архиепископа Герасима 1640-1650 годы.

Премудрость изображена в образе ангела, в царском одеянии, на древе при корени которого — царь Иоанн IV Васильевич с Московским митрополитом Дионисием (при котором покорена Сибирь), а на ветвях — шесть первых архиепископов Сибирских: Киприан, Макарий, Нектарий, Герасим, Симеон и Корнилий (пожалован 25 мая 1668 года в митрополиты Сибирские). Эта икона относится не позже как к 1667 году». Содержание иконы является подражанием иконе Симона Ушакова Древо государства Московского, написанной им для церкви Троицы в Никитниках (1668).

На этой иконе представлено древо, вырастающее из Успенского собора, корни его поливают основатели храма — Иван Калита и митрополит Петр. На ветвях — русские святые.

Эта таинственная икона написана по приказанию архиепископа Варлаама II, как значится в памятной книге собора с тою мыслью, что особой иконы во вновь устроенном иконостасе нет. В прежнем иконостасе была икона Премудрости Божией, изображенная тоже в таинственном виде и совершенно сходна с таковою же иконою Киевского Софийского собора, но так как по размеру своему она не подходит к местным иконам нового иконостаса, то и хранится в ризнице собора. Сохранилось предание, что Тобольский Софийский собор был расписан костромским иконописцем Гурием Никитиным (1610-1691) с товарищами. В программе росписи были, несомненно, изображения Софии и икон софийского круга.

XVII-XVIII столетия — время расцвета экономики северо-восточных городов России. Здесь перекрещиваются торговые пути в европейские страны через Архангельск, Новгород и Псков. Приобретает большое значение Сибирь, налаживается постоянная торговля с Китаем.

Волга и Каспийское море становятся дорогой к странам и городам Средней Азии. Укрепление международных связей сопровождалось протекционистской политикой царской власти по отношению к иноземным торговым людям, тогда как население российских городов испытывало жесткий налоговый пресс.

При Петре чрезмерное увлечение всем иноземным приняло крайние формы, но обнаружилось оно раньше. Нахлынувшие в Россию «немцы» (иностранцы) могли рассчитывать на привилегии, торговые люди освобождались от пошлин, за равную работу иноземцам платили вдесятеро больше. Все это вызывало протест.

Предприниматели и купечество активно боролись против неравенства в налоговой системе: основная тяжесть ложилась на посадское население, тогда как Церковь и монастыри входили в разряд «беломестцев», были освобождены от податей. В середине XVII века прокатилась волна восстаний во многих крупных городах против несправедливой политики властей, из них некоторые оканчивались частичной победой нового, социально активного слоя общества.

Напряженная обстановка в общественной жизни не оставила в стороне сферу духовной жизни — религию, культуру и искусство. Целью реформ царя Алексея Михайловича и Никона было приведение к единообразию богослужения и книг Русской церкви по отношению к греческим для усиления влияния Русской церкви в восточно-христианских странах, в связи со значением Москвы как центра восточно-христианского мира.

Никон настраивал царя на идею захвата Стамбула — Константинополя для освобождения города от «агарян». Обстановка общего недоверия к действиям правительства и главы Русской церкви вызвала оппозицию в самых широких кругах и привела к расколу в Русской церкви. Хранителем православной «старой веры» выступали купечество, простые горожане и «христиане» (крестьяне), часть духовенства, близкого к простонародью.

Противники реформы во главе с протопопом Аввакумом объявили патриарха Никона еретиком, предрекали большие бедствия. Предпринятые царским правительством суровые меры, массовые казни сторонников «старой веры» вызвали активный протест.

Одной из форм народного сопротивления стали «гари», массовые самосожжения, принявшие невиданные масштабы — на Севере, в Сибири они уносили тысячи жертв. В некоторых случаях, как в Палеостровском монастыре, в Романове, Пошехонье, вместе с экзальтированными иноками гибли крестьяне, женщины, дети, до двух и пяти тысяч человек.

Острота противоречий вызвала накал религиозности, подобный тому, что бросал на костер первомучеников Христовой веры. Народ искал спасения и справедливости на небесах, «мневше истинное бо мученичество». Утрата для староверов авторитета Церкви («отступление от отеческого благочестия православныя веры, от злочестиваго деяния и лукаваго сонмища злобою и нечестием Никона патриарха»; Демкова, Шаткое) пробудила в простонародье верования в очистительную силу огня.

В это время на Севере и в Поволжье получает распространение икона Огненное восхождение Илии пророка как образ взятия праведного пророка на небо «во плоти». В росписях ярославских, вологодских и ростовских храмов большое место занимает картина Страшного Суда.

С XII века сюжет рассматривался как возможность выразить свои социальные антипатии. В росписи церкви Спаса Нередицы близ Новгорода (1199) темпераментно представлены притча о богаче и бедном Лазаре, Иуда в руках сатаны.

В росписи собора Снетогорского монастыря под Псковом (около 1313) показан Святополк в аду — за убийство Бориса и Глеба. Теперь иконописцы отправляют в ад иноземцев, разряженных в их национальные костюмы, корыстных монахов и священнослужителей, блудниц и самого царя Петра, узнаваемого по высокому росту, и в кафтане (Знаменский собор Новгорода, 1701).

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи