Последние публикации
  • 09.06.2015
    Система росписи Софии Киевской

    Система росписи Софии Киевской разрабатывалась, несомненно, при активном участии митрополита Илариона, в Слове о Законе и Благодати он показывает хорошее знакомство с книгами Ветхого Завета. Уже в первых строках Слова Иларион дает картину истории религии во всемирно-историческом... 
    [Читать полностью]

Партнёры

Почитание огня

Почитание огняВ дохристианских славянских религиях почитание огня было повсеместным. В Новгороде и во Пскове археологами раскрыты капища — Перуновы городища. Апостолы и отцы Церкви пользовались эмоциональными образами языческой литературы. Византийскому искусству известен образ огненного Архангела Юстиниановой Софии.

Известна укорененность в народе языческих обычаев и поверий, вплоть до наших дней. Церковь вела борьбу с ними, но нередко облекала их в христианскую одежду.

Пример: ночь на Ивана Купалу совмещена с Рождеством Иоанна Предтечи и т. п. В балканской письменности знаком образ Софии — прекрасной девы. Но толкование Софии в редакциях Н-2 и Н-3 придает совершенно иной смысл фразе «огнь есть божество», поскольку она относится не к предметному, материальному огню (небесному грозовому, к огню кадила), но к Деве, которая есть олицетворение самого Божества. Огнезрачная дева есть тот огонь, который и есть Божество.

Епископ Лука Жидята, допуская в толковании созданного при нем образа Софии Премудрости сакраментальную фразу «Огнь есть Божество», мог бы сослаться на эти примеры. За что мог и пострадать, будучи посажен в Киеве в темницу. Впрочем, иконописцы при росписи Софии не всегда подчинялись епископу.

Хорошо известно Сказание о Святой Софии Новгородской, повествующее о том, что иконописцы, приглашенные строителем храма князем Владимиром Ярославичем и его матерью, княгиней Анной из Царьграда, стали «подписывать во главе» и написали руку Спаса благословляющей. Но наутро рука оказалась «сжатой». Епископ Лука распорядился переписать ее благословляющей, но наутро снова нашли ее сжатой, и так повторялось трижды.

Епископ должен был смириться. Икона Софии в образе огнезрачной девы могла быть создана и «по видению».

Подобно тому, как она явилась в видении славяноучителю Константину Философу (об этом напоминают русские духовные писатели). Глубины седой старины дают нам множество загадок.

Но икона могла быть создана и по явлению, как это будет утверждать Семен Шаховской в Службе Софии. Так, икона Софии и ее толкование несколько столетий сохраняли в Софии Новгородской свое значение наряду с притчей Соломона, толкованиями Ипполита, Анастасия, авторов киевских редакций. А особые обстоятельства жизни новгородской Церкви конца XV века (борьба с ересями «жидовствующих») заставили отдать предпочтение перед «Соломоновой невестой» — толкованию Софии Премудрости как огнезрачной девы.

Именно в это время текст редакции Н-2 подвергся значительной переработке, одновременно с трансформацией иконографии. Композиция не была эскизом первоначальной росписи алтаря Софийского собора (подобно иконе Покров), поскольку из материалов В. В. Суслова исследователям проблемы известно, что в конхе алтаря Софийского собора находилась Оранта, как и в Софии Киевской.

Следовательно, икона была создана после того, как образ Оранты в алтаре Новгородской Софии был заменен на Софию Премудрость Божию. Итак, сопоставление текста Слова о Премудрости и иконы Софии позволяет прийти к выводу, что первая часть Слова получила свой законченный вид после завершения иконографии Софии Премудрости Божией новгородского перевода (Н-3). Более ранняя редакция Слова относилась только к фигуре крылатой огнезрачной девы (реконструируется как редакция Н-2). После того как были добавлены фигуры Христа, Богоматери с Еммануилом на лоне и Предтечи, возникла необходимость переработки текста толкования. Примечательно, что и древнейшие списки Слова, как и появление окончательной иконографии Софии Премудрости Божией, относятся к середине XV века.

Автор не случайно заявляет вначале, что он избрал Слово от многих книг. Видимо, в его руках имелись не только Библия и Евангелие, но и другие рукописи.

Раннехристианская литература, сокровища Александрийской библиотеки содержали немало позднеэллинистических и древневосточных сочинений, нередко далеко не канонического свойства. Так же, как христианские авторы перерабатывали библейские тексты и композиции на сюжет притчи Соломона, они приспосабливали к христианской догматике образы — плоды восточной мысли отдаленных эпох или более близких — болгарских, македонских, созданных совместными трудами богословов и художников.

Был, видимо, и особый перевод полоцкий. Об этом имеется запись в Переписной книге Тобольска 1625 года, в описании образов соборной церкви Софии: «Да на правой же стороне за владычным местом 2 иконы местных, длина но 2 аршина, поперек 1 ? арш. На краске на вохре, образ Софии премудрости божией перевод полоцкий» (Тобольск). К сожалению, нам пока ничего не известно об этом переводе, но вероятность его возможна, если учесть, что киевский и новгородский переводы весьма различны между собою.

Может быть, впоследствии мы узнаем, что представляла собою храмовая икона Софийского собора Полоцка.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

История икон и иконописи